Записи с темой: активы (список заголовков)
22:18 

Посткризисная банковская система Украины: время делать выводы

Еще адолго до обвала финансовых рынков и курса гривни АУБ предупреждала и чиновников, и граждан — быть беде! Почему обитатели властного Олимпа, представители банковской системы и рядовые граждане не прислушались к экспертам, а также о главных уроках кризиса и советах государству — в интервью с президентом АУБ Александром СУГОНЯКО.

 

Предупреждены, но безоружны

— Александр Анатольевич, неужели АУБ и НБУ не видели приближающегося кризиса?

— Не просто видели, но предупреждали и взывали к разуму всеми возможными средствами. Вспомните, 21 марта 2008 г. АУБ проводила свой XIV съезд. Уже тогда мы обнародовали данные, которые свидетельствовали о неизбежности кризиса. Но власть не отреагировала на наши предупреждения. Да и банки тоже. Едва ли не единственным представителем власти, кто воспринял наши предостережения, оказался Николай Азаров, тогда глава Комитета ВР по вопросам финансов и банковской деятельности. Он поддержал призыв экспертов к совершенствованию банковского законодательства, прежде всего в части ограничений на валютное кредитование и формирование банковских пассивов.

Теме приближающегося кризиса посвящалось заседание совета АУБ, которое проводилось в феврале 2008 г. Главным нашим посылом была необходимость остановить валютное кредитование и привлечение иностранных денег в непродуктивные сферы украинской экономики.

— Но власть должна была не только услышать, но и взять на вооружение наработки экспертов. В частности, отработать механизмы защиты граждан от валютных рисков...

— Эти риски невозможно было уменьшить. Нужно было просто-напросто не допускать валютного кредитования населения. Кредитовать чужой валютой нельзя вообще. Понятно, что сейчас мы должны кредитовать, потому что у банков есть значительные пассивы в валюте. Необходим механизм трансформации их в гривневые ресурсы. Но проблема остается, и ее решение — запрет на кредитование в иностранной валюте населения.

— Вернемся к съезду. Помнится, на нем присутствовали также представители МВФ и Мирового банка. Что они советовали украинским банкирам?

— В самом деле, докладчиками на съезде АУБ были и МВФ, и Мировой банк. Они делились с банкирами и чиновниками своими опасениями о рисках для украинской банковской системы. В частности, постоянный представитель МВФ в Украине Балаж Хорват указывал на перегрев экономики и существующие ограничения экономической политики, на дисбалансы в финансовой системе (заложенные годами активной финансовой экспансии) и предупреждал, что последствия мирового финансового кризиса скажутся на открытой экономике Украины и нa банковской системе (здесь читателю нелишне напомнить громкие заявления бывшего премьер-министра, которая спустя полгода после упомянутого съезда пыталась убедить всех, что глобальный кризис нашу страну не затронет. — В. Б.).

Еще в январе 2008 г. я встречался с руководителями украинских представительств Мирового банка и МВФ с теми же данными, которые мы презентовали на съезде (см. графики 1—2)*. И я просил их повлиять на иностранные банки, чтобы те не заводили в Украину средства в 2008 г. К слову, в то время один банк со 100%-ным иностранным капиталом заявил о намерениях увеличить свои активы в течение 2008 г. в 6 раз! Да и большие иностранные банки планировали нарастить долю рынка. Мы же говорили о том, что этого делать никак нельзя. К сожалению, МБ и МВФ тогда нас не услышали.

_____________________________
*Детальнее смотрите аналитическую записку «Уроки банковского кризиса 2008—2009 гг. и пути стратегической трансформации банковской отрасли Украины», подготовленную коллективом авторов под руководством президента АУБ Александра Сугоняко.



По данным АУБ

— Может, они и не собирались вас слушать, имея свои геополитические цели?

— Воздержусь от подобных заявлений — предпочитаю оперировать только фактами. Вот когда позднее мы будем говорить о давлении со стороны иностранных банков и международных финансовых организаций на малые украинские банки, здесь я приведу конкретные факты.

— Кто еще предупреждал о приближающемся «финансовом цунами»?

— Казахстанские коллеги. На съезд мы пригласили руководство Национального банка Республики Казахстан, Ассоциации финансистов Казахстана, Ассоциации казахских банков, Агентства по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций. Все они, а также международные эксперты предупреждали, что Украина может пойти путем Казахстана. Там еще в 2007 г. начался ипотечный кризис, рынок был перегрет, как и в Украине. К ним должны были прислушаться украинские и банкиры, и строители. Но нет, наставления специалистов из Казахстана прошли мимо. И мы пошли казахстанским путем кризиса, но в гораздо более острой форме. Остроты нам прибавили три вещи — значительное присутствие в банковской системе иностранного капитала (до 40%), значительные объемы привлеченных из-за границы средств (почти 40 млрд. долл.), а также большая доля валютных кредитов, которая в портфелях некоторых банков достигала 70% и более.

Глухой колосс

— А куда же смотрел НБУ? Ведь именно это учреждение имело все полномочия и могло ограничить валютное кредитование, как и присутствие в стране иностранного капитала. Почему НБУ не сыграл ту роль, которую должен был сыграть?

— Напомню, что валютное кредитование НБУ разрешил еще в 2003 г. (тогда Нацбанк возглавлял нынешний вице-премьер Сергей Тигипко. — В. Б.). Понадобилось 3 года, чтобы регулятор понял свою ошибку. Уже в 2006 г., приблизительно в феврале — марте, НБУ начинает понимать, что валютные риски нарастают. Эксперты Нацбанка оперативно разрабатывают проект постановления, которым предлагают ограничить валютное кредитование. Реакция банков с иностранным капиталом не заставила себя ждать. Заручившись поддержкой международных финансовых институций, они стали бороться против принятия этого документа.

Фактически изначально НБУ имел твердое намерение ограничить валютные кредиты. Весной 2006 г. на одном из «круглых столов» в АУБ была четко заявлена позиция центрального банка — валютное кредитование населения запретить. Однако под давлением извне глава НБУ Владимир Стельмах отказался от этой правильной идеи.

Но я не могу сказать, что НБУ ничего не делал для спасения страны от кризиса. Так, в июне 2007 г. принимается постановление Нацбанка, которым создаются препятствия для банков заимствовать средства за рубежом. Это было удачное постановление, потому что уже через 3 месяца случилась волна ипотечного кризиса. НБУ фактически тренировал банки, готовил к сложностям. Мол, скоро вы уже не будете иметь возможности свободно брать средства за рубежом. Тогда сразу же иностранные банки подняли шум — почему нельзя? Как так?

— Все же как случилось, что Владимир Стельмах, известный в мире специалист банковского дела, изменил свое мнение относительно запрета валютного кредитования? Сколько стоил «незапрет»?

Соответствующее решение было предметом не денежного торга, а политического давления. За ним стояли международные финансовые институции.

Валютный вопрос — это вопрос не только НБУ. Это вопрос экономической политики всего государства. За этим решением стояли и прочие государственные органы и должностные лица, включая президента, Верховную Раду, Кабмин. Зеленый свет валютному кредитованию был дан в 2003 г. не волюнтаристским решением председателя НБУ Сергея Тигипко. Это был результат планомерного давления на государство со стороны определенных структур. А в 2006 г. тенденция нарастания валютных рисков стала очевидной для профессионала Стельмаха, и Владимир Семенович как профессионал заявил — валютное кредитование нужно ограничить. Но само решение принималось на высших уровнях. Как говорят, быть католиком выше Папы Римского ты не можешь. Так и здесь, Стельмах как председатель НБУ был не главным лицом в государстве. И оценивая его действия, я говорю: можно требовать от себя быть героем, но требовать от другого быть героем — это смешно.

— Иными словами, поведение Владимира Стельмаха в преддверии кризиса показало, что НБУ перестал быть самостоятельным в принятии своих решений?

— Да. Когда в начале 2008 г. мы говорили с руководством НБУ о необходимости запрета валютного кредитования, о рисках, нас уже не слышали. Окончательно же Нацбанк попал под влияние Секретариата Президента в апреле 2008 г. Именно тогда произошла радикальная потеря политической независимости НБУ.

— Власть просто закрыла ему уши и глаза?

— Увы, да.

— А факты?

— Как раз в 2008 г., перед обвалом курса гривни, произошло его внезапное укрепление. Хотя всем было очевидно, что этого делать нельзя. Потому что отрицательное сальдо торгового баланса было 14 млрд. долл., а позитивное сальдо платежного баланса обеспечивалось спекулятивным капиталом ссудами из-за границы. На Стельмаха давили как никогда раньше.

Фактически именно в результате потери независимости НБУ совершал действия, реализуя политические и материальные интересы соответствующих групп влияния. Понятно, что для Нацбанка как для регулятора такие вещи недопустимы.

— Осенью 2008 г. вся страна стала заложником валютной лихорадки. Снова не обошлось без подковерных игр вокруг НБУ? Кто в этот раз заработал на беде украинцев?

— Могли заработать люди, приближенные к руководству НБУ, которые знали о движениях регулятора на валютном рынке, а иногда даже специально могли влиять на Нацбанк и зарабатывать на курсовых качелях. Но были и бизнес-структуры, также успешно зарабатывавшие на колебаниях курса. Поведение НБУ во время кризиса показало его зависимость. Это была по сути материализация той политической зависимости, о которой я уже сказал.

— Неужели к этому «пиру на костях гривни» не были причастны иностранные банки?

— В 4-м квартале 2008 г. порядка 4 млрд. было выведено за границу со счетов банков с иностранным капиталом как погашение долгов перед материнскими структурами, в том числе как досрочное погашение долгов.

— К слову, а украинские банки были более восприимчивыми к прогнозам АУБ, чем НБУ?

— К сожалению, многие наши призывы не услышали не только НБУ и правительство, но также сами банкиры.

Еще в начале 2008 г. мы говорили: думайте о ликвидности. Не о прибыльности, и тем более не о развитии. Думайте не о том, сколько вы заработаете сегодня, а сколько свободных средств у вас будет на счетах завтра и послезавтра. Именно из-за того что банки не накопили достаточно средств на счетах перед кризисом, они не смогли остановить отток вкладов и панику. Добавьте к этому объем банковских активов, номинированных в долларах и евро, и вы поймете, над какой пропастью оказалась украинская банковская система. И какую злую шутку с Украиной сыграла политика иностранных банков, на которые пришлась львиная доля валютных кредитов (см. график 1).

Но в основе банковского кризиса, безусловно, лежали все-таки макроэкономические причины — структура долга и сальдо текущего счета платежного баланса.

Если в 2001—2004 гг. мы имели позитивное сальдо, то с 2006-го начали заходить в минус. Страна должна жить по средствам — это простая философия. Ее закон — если ты сегодня живешь лучше, чем зарабатываешь, то уже завтра будешь жить хуже, чем можешь заработать. Вот и сегодня Украина расплачивается за погоню за красивой жизнью в долг.

Властью разделенная

— В аналитической записке, которую разработал коллектив экспертов АУБ под вашим руководством, важной причиной ухудшения экономической ситуации в Украине называется фрагментация банковской системы. Объясните нашим читателям, что вы имели в виду?

— Начну немного издалека. Длительный экономический рост — с 1999-го до 2007 г. — скрывал от внимания общественности и руководства государства глубинные противоречия, которые были как в самой банковской системе, так и во всей украинской экономике. И рядовые граждане, и политики не учитывали следующее: назначение украинской банковской системы заключается в том, чтобы поставлять денежные средства в украинскую экономику. Именно для этого банковская система вообще существует.

К сожалению, на то, что большая часть этой системы — почти 40%, представленных иностранным капиталом, работала вовсе не на эту функцию, а на обеспечение импорта, на чужие экономики — никто не обращал внимания. Это противоречие и скрывается за определением «фрагментация системы». Но раньше оно было спрятано за видимостью общего благосостояния: жили в долг, не думая, чем все закончится. Когда же наступил кризис, фрагментация четко проявилась. Она продемонстрировала разные стратегические интересы разных фрагментов.

Усугубляет проблему тот факт, что у нас фрагментирована не только банковская отрасль, но и монетарная политика. Нет монополии гривни: в обороте и доллар, и евро, и рубль. И эти фрагменты монетарной сферы НБУ не контролируются должным образом.

Почему это плохо, видно на простом примере. Допустим, в теле фрагментирована кровеносная система. То есть одна подсистема работает наружу, другая еще куда-то, и только одна, наиболее ослабленная, обеспечивает тело кровью. Понятно, что такое тело будет серьезно болеть. Те иностранные капиталы, которые зашли в банковскую систему, должны переориентироваться на обеспечение кровью украинского тела. От этого зависит здоровье всего тела украинской экономики.

Или еще одна аналогия, опять из медицины. Если вы в тело вольете кровь иной группы, чем нужно, что будет? А у нас в экономику «залили» и гривню, и доллар. Собственно, из-за этого Украина и пребывает в упадке столько лет независимости. Мы единственная страна, которая не дошла до уровня 1990-х гг. по экономическим показателям, и одна из главных причин — отсутствие монополии гривни на денежном рынке плюс фрагментация банковской отрасли.

— Какое событие можно считать первым проявлением фрагментации банковской системы?

— Фрагментация впервые проявилась 12 октября 2008 г. Тогда представители 40 банков собрались в НБУ, чтобы обсудить необходимость введения моратория на досрочное возвращение депозитов. На этой встрече иностранные банки заявили, что закрывают лимиты по межбанку на все украинские финучреждения, независимо от того, в каком состоянии последние находятся. Таким образом, иностранные банки сказали, что они другие. Тогда я встал и сказал: если вы заявляете, что не можете вступать в межбанковские отношения с украинскими банками, а только между собой, инициируете раскол, тогда вы должны рефинансирование брать не в НБУ, а у своих материнских структур.

— К чему привели такие действия иностранных банков?

— Для украинских финучреждений это означало ограничение возможности поддержки ликвидности в критический момент. Из-за кризиса все банки оказались на грани выживания, уже было не до развития и прибылей. И во время борьбы за выживание интересы и стратегии всех обнажились. Тогда-то и стали понятны истинные причины не только сегодняшних решений многих банков, но и предыдущих шагов.

Это позволило мне заявить о том, что модель участия иностранного капитала в банковской системе Украины себя не оправдала с точки зрения украинской экономики. Впервые публично я сказал об этом, презентуя упомянутую вами аналитическую записку. Кстати, мы ее направили всем без исключения банкам, во все центральные органы власти, всем депутатам. И если от чиновников получили и продолжаем получать ответы, то что касается дискуссии среди банков, ее нет.

— Почему?

— Потому что одна часть банков согласна нашему выводами. А другая — уклоняется от принципиального разговора о причинах кризиса в банковской отрасли. Тут много причин, стереотипы те же. Опять же проявляются интересы различных фрагментов. Нужно открыто говорить, что банковские фрагменты с украинским и иностранным капиталом преследуют в корне разные цели. Наши банки ориентируются на наш бизнес, они выросли вместе с ним, поддерживают его, взаимно развиваются. А иностранные финучреждения сориентированы преимущественно на ритейл (выдачу розничных, потребительских кредитов. — В. Б.), то есть по сути на кредитование импорта (см. график 2) или на политические цели.

— Как побороть фрагментацию?

— На поверхности лежит мысль о заградительных мерах для иностранного капитала. Однако сегодня нет смысла запрещать деятельность или выгонять из Украины иностранные банки, тем более что это не так просто сделать. Но, как предлагают ученые, мы должны сориентировать их таким образом, чтобы они работали на украинскую экономику. Как? Инструментально. Например, ограничить долю кредитов населению в активах. Причем не только для них. Без такой политики со стороны НБУ, без учета и преодоления реальной фрагментации дела не будет.

К тому же необходимо установить монополию гривни на монетарном поле Украины и обеспечить монополию интересов украинской экономики в банковской отрасли, ведь она — подсистема экономики. Это по сути и есть главный месседж от АУБ к НБУ сегодня. Без этого и нашу экономику не оздоровить, и банки не поднять, и бюджет не наполнить.

Задание на дом

— Проблемы банкиров, которые мы обсуждаем, вылились в еще большие проблемы для рядовых граждан. Какой урок должны извлечь украинцы из миновавшего кризиса?

— Уроки кризиса очень жесткие. Во-первых, жить нужно по средствам. Во-вторых, не брать кредиты в иностранной валюте. Какие кредитные ставки предлагали и предлагают банки? Если речь идет о гривневых ссудах, их стоимость выше, чем кредитов в долларах или евро. Но дешевизна последних видимая.

Чтобы понять это, вспомните конец 2008-го — начало 2009 г. Гривня девальвировала против доллара в 1,6 раза. Вот на эту цифру и умножьте кредитные ставки. Получите ставку, условно говоря, взвешенную на риск повторения сценария последнего кризиса. А если к этому прибавить штрафные санкции за просрочки, увеличение процентных ставок во время кризиса, несложно увидеть, во что превратятся на первый взгляд низкие проценты по валютным кредитам.

В-третьих, не гоняйтесь за низкими процентами, где банки демпингуют, там «сыр в мышеловке».

Украинцы должны брать кредиты из расчета, чтобы расходы на их возвращение не превышали определенную часть годового дохода.

— Каждый банк имеет собственные (т. н. скоринговые) системы оценки кредитоспособности заемщика. Но они большей частью опираются на международные стандарты, не учитывают национальных особенностей. Каким, с вашей точки зрения, должно быть соотношение между доходом украинца и суммой кредита, чтобы возвращать долг было легко и безопасно?

— Если вы берете кредит, сумма которого больше 20% вашего годового дохода, это уже опасно. Мы все ходим под Богом и не знаем, когда и какие нас ожидают неурядицы. И не имеем права создавать опасность для своих родных. Это правило. Хотя исключения могут быть и в сторону уменьшения и увеличения этого размера.

— Разве не выход застраховать жизнь и здоровье заемщика или даже риск потери источника дохода?

— Страхование — хорошая, математически продуманная система, но в кризис и она не панацея. У страховых компаний в этот период не меньше проблем, чем у банков. Если не больше. Дело в том, что страхование нормально работает в условиях стабильного роста экономики. Как только же мы входим в кризис, проседают и страховые компании, и все бизнесы, которые занимаются страхованием рисков. Наглядный пример — Фонд гарантирования вкладов физических лиц. До последнего кризиса — а мы его создали в 1998 г. — он работал стабильно. Мы выплатили деньги вкладчикам «Украины», «Славянского», других малых банков. Создавалась иллюзия, что все хорошо. Но как только «лег» «Укрпромбанк», мы увидели, что фонд не может справиться с выплатой обязательств. Похожее происходит и с другими учреждениями, которые аккумулируют средства на случай неприятных неожиданностей.

Бей своих?

— Не могу не спросить о судебном споре между рядом небольших банков и НБУ. На днях Киевский апелляционный административный суд отменил декабрьское решение Окружного админсуда Киева, чем фактически оставил в силе постановление НБУ № 273. А исполнение этого документа ущемляет права нескольких десятков небольших банков. В чем суть спора, и какова позиция АУБ?

— В декабре прошлого года Окружной админсуд Киева удовлетворил в полном объеме иск группы банков и отменил постановление НБУ № 273. Пункты постановления касались требований по увеличению регулятивного капитала банков до 120 млн. грн. и запрета банкам, которые не имели такого размера капитала, принимать депозиты населения. Тем самым нарушались права банков III и IV групп (небольших и малых банков). В то же время с нарушением ряда процессуальных норм Киевский апелляционный админсуд отменяет решение первой инстанции и оставляет в силе это постановление.

Судите сами: апелляция была открыта 11 января 2011 г., но еще 15 февраля в информационном центре суда сведений об этом деле не было. Копии постановления об открытии апелляции должны были быть направлены лицам, которые участвуют в процессе, в течение 10 дней. То есть 21 января письмо должно было пойти банкам. Но отправили его только 14 февраля. Повестка должна была быть вручена не позже, чем за 7 дней, а вручили ее за 5 дней до даты заседания. И последнее — заседание назначили на 22 февраля на 10.30, потом время перенесли на 12.00 без предупреждения участников процесса. Суд принял решение, которого мы еще не видели. Считаем, что решение первой инстанции было правильным. Будем готовить кассационную жалобу.

— Получается, НБУ продолжает политику выдавливания с рынка небольших и малых банков?

— (Пауза)... На момент принятия постановления № 273 оно задевало интересы почти 70 финучреждений. За это время часть банков нарастили регулятивный капитал, но проблема остается острой почти для полсотни из них.

— Но рынок большой, места всем хватит. Зачем регулятору нужно давить на целую группу банков?

— Не зачем, а почему. Давайте разберемся вначале, что происходит. Целой группе банков по формальным причинам (если уровень регулятивного капитала ниже 120 млн. грн. — В. Б.) запрещается привлекать депозиты населения. По существу им запрещается и кредитовать. Но при этом требуется, чтобы они наращивали прибыли и капитал. Или такой нюанс. Допустим, ваш банк сегодня имеет регулятивный капитал 120 млн. грн., но завтра он уменьшит свои прибыли, и капитал упал. Автоматически вы должны не принимать депозиты сверх уровня, который у вас был, когда регулятивный капитал опустился ниже 120 млн. грн.

Парадоксальна сама попытка влиять на банки через показатель регулятивного капитала. Такого термина нет в цивилизованном банковском мире. Система требований к банковскому бизнесу Базель оперирует такими понятиями, как достаточность, адекватность капитала, уставной (начальный) капитал.

Фактически понятие «регулятивный капитал» и попытки через него влиять на банки нам в головы вложили иностранные финансовые институции в середине 1990-х гг. А мы и проглотили. Вместо того, чтобы сказать: ты зашел на рынок с определенной суммой капитала — хорошо, работай. Повышаем требования для входа на рынок? Работай, но не опускайся по капиталу ниже определенного уровня. Именно такой подход в Европе. Не так давно там было требование к минимальному уставному капиталу банка 3 млн. евро. Потом его подняли до 5 млн. евро. Банки же, которые работали на 3 млн., остались, но с требованием, чтобы их капитал не уменьшался в сравнении с показателем на определенную дату. Принцип простой — не имеешь права проседать, должен расти.

На Западе ключевое значение имеет показатель адекватности капитала — соотношение капитала к активам, взвешенным на риски. У нас требование к адекватности — 10% (в Европе — 8%). А по факту у банков IV группы этот показатель составляет около 20%, что говорит об их надежности (см. график 3). Зачем ему еще наращивать капитал (чего, собственно, и требует НБУ в постановлении № 273)? Чтобы эффективность падала? Обидно, но иностранные «учителя» просто ввели нас в заблуждение в свое время, и мы никак не можем от этого избавиться.

В следующих номерах «2000» читайте дискуссию банкиров и ученых о том, правильный ли путь избрала украинская власть, решив влить миллиарды бюджетных гривен в крупные банки, которые оказались на грани банкротства. Также вы прочтете о преимуществах и недостатках пользования услугами разных банков в зависимости от их размера.

Источник

Посты по теме:


Как раздувался и лопнул украинский финансовый пузырь

@темы: активы, банки Украины, бизнес-кредитование, депозиты, капитализация, кредиты физлиц

22:12 

Банковский сектор Украины: чем живы и как жить дальше

В общем, что делать и как быть, все, кто работает в банковской системе знают — повышать качество активов. Сегодня для банков это является самым актуальным вопросом. Не менее актуальным ответом становится привлечение качественного заемщика, способного обслуживать кредиты и не ухудшать качество кредитного портфеля. Таких в посткризисной Украине очень мало.

Сегодня прочел материал в «2000» о том, как государство под давлением МВФ в разгар финансового кризиса в Украине и шторме в банковской системе вливало ликвидность (деньги) в банковский сектор, как тасовались активы и пассивы по банковской системе из одного подконтрольного государству вбанка в другой в 2009-2010 гг. и что вылилось в объективную картину: без качественного менеджмента и изменения в подходе к ведению бизнеса дела не будет.

-----------------------------------------------------------

-> В разгар кризиса Кабинет Министров и НБУ решили спасать системные банки от краха многомиллиардными вливаниями бюджетных средств в их капиталы. На этот путь Украину толкали «советники» из МВФ и других международных финансовых институций. Зависимость от них украинских властей привела к серьезным ошибкам, расплачиваться за которые придется будущим поколениям, а отвечать — некому.
 

О главных просчетах «пожарных от власти» во время кризиса, а также о том, почему ни Кабмин, ни НБУ в выборе пути спасения банковской системы не прислушались к отечественным ученым, — в интервью с президентом Ассоциации украинских банков Александром Сугоняко и доктором экономических наук, профессором кафедры банковского дела Киевского национального экономического университета им. Вадима Гетьмана Михаилом Савлуком.

Не туда

— С начала кризиса государство выделило на спасение крупнейших проблемных банков около 17 млрд. грн. Михаил Иванович, правильные ли были предприняты меры — увеличение капитала финучреждений? Или рекапитализация стала очередной аферой национального масштаба?

— Михаил Савлук: Я считаю, что спасать банки от нехватки ресурсов нужно было через Центральный банк, используя рефинансирование. То есть на сугубо рыночных, коммерческих основаниях. НБУ должен был выделить всем нуждающимся финучреждениям кредиты на год или на 10 лет (в зависимости от состояния банка) и проконтролировать целевое их использование. Мол, мы даем деньги, а вы, ребята, будьте добры, поднатужтесь, поставьте банк на ноги и деньги верните. Не вернете — пойдете под суд.

— Почему же был выбран иной путь?

— М. С.: Как уже сейчас становится ясно, на Кабмин оказывал давление МВФ. Его представители в Украине настойчиво советовали, чтобы правительство выкупило несколько банков, потому что так сделали США. Дескать, смотрите, как там хорошо получилось, попробуйте и вы.

Я же до сих пор считаю, что так делать не надо было. Никакой национализации! Иностранцы настаивали на этом, не зная нашей ситуации. У нас ведь не как у всех. Получается хорошо только тогда, когда мы у государства забираем, приватизируем, а не наоборот. А что остается в госсобственности (или передается государству), то разворовывается, распадается, его стоимость доводят до ноля с одной целью — выкупить за бесценок.

И тут вдруг именно такой обратный ход — банки сделать государственными. А наши разворовыватели бюджета — настолько великие профессионалы, что сберечь эти банки уже как государственные не было никакой перспективы. Я об этом открыто заявлял в конце 2008-го, в начале

2009-го на «круглом столе» в НБУ. Но тогда уже было поздно что-то кому-то доказывать. Да и слушать не особо хотели. Решили — а, попробуем! Не своими же деньгами рисковали.

— Но ведь НБУ активно выделял рефинансирование банкам в 2008— 2009 гг. Достаточно было увеличить суммы?

— М. С.: Да, НБУ дал тогда около 100 млрд. грн. рефинансирования. Но кому он давал его в первую очередь? Тому, у кого были большие внешние долги и поджимали сроки погашения. А банки, которые власть решила докапитализировать, лишились масштабной поддержки регулятора.

— На НБУ, как и на Кабмин, давили международные финансовые институции?

— М. С.: Давление было, но раньше, когда НБУ давал добро на привлечение внешних долгов (см. интервью с Александром Сугоняко в «2000», №9 (548) от 4—10 марта 2011 г., стр. В1, В2). А с осени 2008 г. у Нацбанка просто не оставалось выбора — он сам был заинтересован в том, чтобы не объявили дефолт страны. Ведь если бы НБУ не смог обеспечить банки валютой, чтобы они погасили долги, это был бы дефолт не только этих банков — последствия оказались бы трагичными для всей экономики.

Мы все к тому же понимали, что выход из кризиса будет возможен, только если мы не потеряем доступ к международному финансовому рынку. А если бы банки перестали возвращать иностранные долги, вряд ли нам кто-то дал бы денег в ближайшие лет пять. О кредитных линиях, в том числе от МВФ, пришлось бы забыть. Поэтому тогда нужно было беспрекословно погашать долги.

Сделала это власть, правда, слишком топорно, и общество справедливо подумало, что львиная доля денег, полученных как рефинансирование, вылилась на валютный рынок для разворовывания. А нужно было объяснить людям: рефинансирование было выдано банкам, чтобы те купили валюту и погасили долги, что теперь мы честные перед внешним миром и можем рассчитывать на новые кредиты. Молчание власти в той ситуации было стратегической ошибкой.

— Правильно ли я понимаю, что главными ошибками власти в спасении банков были только национализация и неправильная просветительская работа?

— М. С.: Не только. Власть позволяла себе подменять законные процедуры ликвидации теневыми схемами. Возьмем «Укрпромбанк», который стал первой большой фатальной жертвой кризиса. Ведь его вкладчикам можно было вернуть деньги путем открытого процесса ликвидации, продажи активов. Но что сделали правительство и НБУ? Пассивы передали «Родовид банку», а активы вначале оставили в «Укрпромбанке», а потом передали банку «Дельта». Причем активы передавали на каких-то не очень прозрачных и понятных условиях, не привлекая внимания общественности. А нужно было открыто передать их туда же, куда ушли пассивы, или прозрачно ликвидировать «Укрпромбанк».

Нужно было создавать ликвидационную комиссию, как того требует закон, назначить ликвидатора, продать активы. Кстати, по состоянию на 01.01.2009 г. активы «Укрпромбанка» составляли 16 млрд. грн. Если бы их реализовали при нормальной открытой процедуре ликвидации банка, этого хватило бы, чтобы выдать все вклады в «Укрпромбанке», и не пришлось бы ничего передавать в «Родовид».

— Александр Сугоняко: Не все так радужно, Михаил Иванович! Ведь половина активов «Укрпромбанка» были плохими. Это минимум. Даже у западных банков в период кризиса доля проблемных активов составляла 20—70%.

— М. С.: Это ваши предположения. А я сомневаюсь, что половина была плохой. Нужен был аудит. Его провели? Нет. А ликвидировали банк в течение почти двух лет. За это время можно было десять аудитов провести. И открыто сказать, какая там ситуация. Но этого никто не сделал. А можно предположить, что у банка были в целом хорошие активы, что их постарались спасти, оторвав от них пассивы банка. Цифрами и фактами докажите, что я ошибаюсь.

Цель непостижима

— А. С.: Я бы, прежде чем отвечать на ваши вопросы о ошибках, спросил: а какая была цель у Кабмина и НБУ в отношении этих банков в то сложное время? И какие реально ставились задачи для ее достижения?

Так вот, я думаю, что не ставилась цель спасти банки и помочь вкладчикам. Такая цель декларировалась. Думаю, прежде всего была задача тактически-политическая — не допустить банкротства системных банков и, как следствие, волны недовольства правительством со стороны клиентов этих банков. То есть цель была не спасти банки, а оттянуть решение проблем. Вот если бы власти хотели спасти банки и защитить вкладчиков, они бы воспользовались рекомендациями Михаила Савлука. И реализовали бы сугубо коммерческий проект по выделению и возврату рефинансирования. Цели формируют и средства их достижения.

— М. С.: Мне кажется, что Кабмин преследовал не только тактические, но и стратегические политические цели. Правительство, может, и хотело воспользоваться банками в популистских целях. Но считаю, что они неспроста выбрали именно те банки, которые решили спасать («Укрпромбанк», «Укргазбанк», «Родовид банк», «Киев»;). Во-первых, это все банки, крах которых мог вызвать волнения среди населения. А денег у Фонда гарантирования вкладов не хватало, чтобы враз всем вкладчикам выдать средства.

Во-вторых, это были очень привлекательные банки. «Родовид», например, имел большую филиальную сеть. «Укргазбанк» был близок к энергетическому сектору, он его активно кредитовал, а этот сектор был больным зубом правительства Тимошенко. «Киев» был очень тесно связан со строительством, финансировал много интересных объектов, причем как кредитами, так и прямыми инвестициями. У него были даже собственные строительные площадки.

А помните, были же тогда идеи у правительства, как развернуть масштабное строительство, дать рабочие места и пр. Вот эти банки и понадобились бы.

— А разве главной целью избранного Кабмином и НБУ пути не было перераспределение банковского сектора и некоторых отраслей украинской экономики? Вспомните, с чего все началось — с падения мощного «Пром-инвестбанка». Когда состоялась спланированная акция по дискредитации ПИБа, ни правительство, ни НБУ никак не отреагировали на это. Они не защитили украинский капитал от провокации. Чем все закончилось? Банк перешел в собственность российской Государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)». Не верится, что власть так просто «сдала» этот банк, который контролировал стратегически важные для страны залоги и обслуживал колоссальные денежные потоки.

— А. С.: Если я скажу, что «Проминвестбанк» действительно стал жертвой коммерческого проекта по его дестабилизации и захвату и что власть просто «сдала» его, думаю, буду недалек от истины. Если бы власть не хотела, этого бы не произошло. Ибо ПИБ имел большое значение для экономики страны.

— Но с рекапитализированными банками та же история. По факту они все еще не игроки на рынке финансовых услуг. Но рынок-то живет, и за счет этих банков выигрывают другие. Т. е. можно предположить, что конечная цель того пути, по которому пошло правительство, — за бюджетные деньги перераспределить банковскую систему таким образом, чтобы выиграли «свои», а «чужие» — канули в Лету.

— А. С.: Вы затронули очень болезненную тему. Наша власть — ни та, которая была, ни нынешняя — так и не отказалась от подхода к экономике, который определяется понятиями «свой — чужой». Хотя власть должна защищать интересы отрасли, а не своих игроков на рынке. Для власти не должно иметь значения, кто за каким банком стоит. За каждым банком стоит часть украинской экономики — клиенты и вкладчики. И банкротство каждого банка — это инсульт. Маленького банка — микроинсульт, большого — макроинсульт. С соответствующими последствиями для экономики и политики. Чем больший банк банкротится, тем большие социально-экономические проблемы возникают. И власть должна заботиться об интересах той части экономики, которая стоит за каждым банком, а не делить финучреждения по политическим цветам владельцев или по их близости к Олимпу. К сожалению, эта проблема остается актуальной.

— М. С.: Я бы не сказал, что целью было перераспределение банковской системы. Ведь почти все собственники украинских банков до кризиса были готовы продать их на Запад или куда-нибудь еще, лишь бы предложили цену. Да так, что если бы не кризис, большинство банков продали бы, наверное. Думаю, перераспределение могло произойти и раньше (но стоило бы гораздо дороже. — В. Б.) или произошло бы позже в случае успешной реализации намеченного плана. Ведь банки не навсегда планировалось сделать государственными. Мол, сейчас выкупим за бюджетный счет, оздоровим, поставим на ноги, сделаем их эффективными, прибыльными, и тогда они на рынке поднимутся в цене, мы их продадим, вернем деньги в бюджет и еще будем с наваром. Такая была идея.

— Помню, мы с коллегами-журналистами не раз спрашивали и. о. министра финансов Игоря Уманского, когда же он планирует приватизацию огосударствленных банков? И на каких условиях? А он не знал, даже ориентировочных планов не было.

— М. С.: Ну, тогда не до планов было. Нужно было думать, как выплатить зарплату бюджетникам, пенсии. Все делалось на ходу. Представители МВФ предложили — давайте попробуем. Главное было выбрать для спасения правильные банки, попослушнее.

— А. С. В самом деле, если учесть состояние, в котором находилась вся страна, говорить о каких-то стратегичесих расчетах не приходится. Были тактические цели. Выполнить бюджет, прежде всего в расходной части. Именно этим вопросом были заняты головы правительства. Но у многих чиновников было и другое — «куй железо, пока горячо». Проявилась генетическая склонность власть предержащих к присвоению общественной собственности.

— М. С.: Не просто склонность! Почву для злоупотреблений выбрали с подачи Запада. Авторы-то рекапитализации — эксперты МВФ. Но они, как я уже упоминал, не учитывают наших особенностей. И когда сегодня наши эксперты говорят, что нужно еще 12 млрд. долл., чтобы банки не обанкротились, те же представители МВФ уверяют, что этого делать нельзя. Мол, это зря выброшенные деньги. Однако сегодня эти средства найти легче, чем в 2009-м или 2010-м. Очевидно, и они уже хорошо разобрались у нашей ситуации.

Первым лицам — по банку


Александр Сугоняко и Михаил Савлук. Фото Виталия СИЧНЯ

— Но украинские ученые-экономисты предостерегали власть от неверных шагов. Почему вышло так, что отечественные эксперты остались не у дел, их просто не слышали?

— А. С.: Не слышали, потому что были зависимы. Для бюджета очень были нужны деньги МВФ.

К тому же чтобы реализовывать тактические цели, замутить воду и нагреть руки, ученые не нужны. У тех, кто заваривал всю эту кашу с рекапитализацией и перетасовкой активов, так заточены мозги, что никаких советчиков не нужно, сами знают, как вывести активы (читай — украсть). Обращаю ваше внимание, что к дискуссии между НБУ и Кабмином, что делать с банками во времена кризиса, не привлекли не только ученых из КНЭУ или Национального университета им. Т. Шевченко, но и Ассоциацию украинских банков, которая не стала ручной организацией, а продолжала защищать интересы отрасли. Это говорит о том, что оздоровление банков и защита их вкладчиков и клиентов приоритетом деятельности власти не были.

— М. С.: Если бы, кроме официальной задачи — помочь банкам выстоять, не было другой цели, может, нас бы и пригласили. А так, если есть еще некие подковерные цели, то кто же их будет раскрывать перед учеными, которые не всегда являются зависимыми людьми и могут об этом рассказать? Пока у нас за каждым государственным интересом будет скрываться еще чей-то интерес, наука будет работать сама по себе, а правительство — само по себе.

Да что ученые! Даже Совет НБУ (коллегиальный орган НБУ, который отвечает за стратегические вопросы развития банковской системы. — В. Б.) с начала 2010 г. еще ни разу не собирался. Наверное, в его услугах также отпала потребность.

— А. С.: Добавлю, что во время кризиса, который уместно сравнить с пожаром, власть думала не только как тушить огонь, но также и о том, что бы присвоить. У власти есть мародеры, для которых свой интерес выше любых государственных задач.

Нынешняя власть, хочет того или не хочет, должна брать ответственность за происходящее в банковской отрасли. А начинать нужно с честного диагноза. Чтобы четко понимать, в каком состоянии находятся банки и как минимизировать затраты общества для решения проблем экономического развития.

Как только Кабмин, НБУ и Администрация Президента станут на этот путь, им сразу понадобятся независимые эксперты, честный разговор, публичность. И мне кажется, что нынешняя власть это должна понять. Не спрячутся. Продолжать страусиную политику, особенно сейчас, когда все еще проседает доверие к банкам, — это путь в никуда. Изменить ситуацию к лучшему может только честное слово и такое же действие. Демагогия и грабеж опасны сейчас как никогда.

— Вот и дослушались «советников»... Инвестиции, которые должны были стать капитальными, в очередной раз проели, не так ли?

— М. С.: Именно. Капиталы проблемных банков с конца 2008 г. выросли на 16,5 млрд. грн. Но как и куда эти деньги выдавались? С капиталом-то проблем не было. Капитал нужно повышать, когда не хватает денег на выдачу новых кредитов, на увеличение активов. Но в данном случае не хватало элементарной ликвидности, были пустые корсчета. В итоге капиталом закрывали ликвидность. А раз ликвидность — то деньги тратились на текущие платежи. И в этом вопросе власть развязала руки новым руководителям из временных администраций. Они решали — кому заплатить и за что. В итоге деньги бюджета шли на оплату даже будущих услуг, а не на возврат вкладов. Этого-то не учли эксперты из МВФ, советуя нам путь рекапитализации.

— А. С.: ...А также что власть не будет особо беспокоиться насчет узаконивания процессов рекапитализации и движения активов и пассивов. Ведь активы и пассивы передавались от банка к банку без надлежащей нормативной базы. Нужно было просто ввести рынок в правовую неопределенность, чтобы реализовать свои личные интересы.

— Кто должен нести ответственность за этот беспорядок?

— М. С.: Не стоит сразу возлагать ответственность исключительно на НБУ. Поскольку в результате рекапитализации правительство стало собственником банков, оно и должно было обеспечить их нормальное функционирование. И кроме временного администратора, которого назначил НБУ, нужно было обязательно вводить в состав наблюдательного совета на должность главы ответственное лицо от правительства, желательно не ниже министра финансов или вице-премьера.

— Думаете, сработает?

— М. С.: В России работает, почему у нас не пойдет? Набсоветы государственных банков России возглавляют первые лица государства. Премьер-министр Владимир Путин стоит во главе наблюдательного совета «Внешэкономбанка», зампредседателя правительства — министр финансов Алексей Кудрин — «Внешторгбанка», председатель Центрального банка РФ Сергей Игнатьев — глава набсовета «Сбербанка». Эти политические фигуры несут ответственность перед обществом за порядок в финучереждениях.

А у нас неизвестно или непонятно, откуда берутся руководители государственных банков. Так же не делается! Эти банки не должны быть бесконтрольными со стороны государства. Не НБУ, а прежде всего правительства.

— А. С.: В самом деле, в Украине существует большая проблема — все сделано так, чтобы уйти от персональной ответственности за общественно важные дела. Вот Михаил Иванович говорил, что Путин отвечает за банк. И если у банка будут проблемы, окажутся задеты его личный имидж и авторитет, значит, его задача — не допустить этих проблем.

А у нас до сих пор этого нет, как нет и законодательного регулирования этого вопроса. И большинство бед именно от того, что власть избегает ответственности.

— М. С.: Думаю, здесь все намного сложнее. В период кризиса ярко проявилось недопустимое сращивание политики и бизнеса. Если Кабмин сидит и думает о бизнесе, мы будем иметь то, что имеем.

— А. С.: Ответственность власти предполагает разделение бизнеса и власти. Нет разделения, есть безответственность.

Перевести дыхание

— Что делать дальше? Правительство должно продолжать докапитализацию трех национализированных банков? Уже назывались цифры от 12 до 17 млрд. грн., в которых якобы нуждаются эти финучреждения плюс «Надра», который может пополнить ряды госбанков. Должны ли наши дети и внуки расплачиваться своими налогами за очередные вливания финансов в захудалые банки?

— М. С.: Докапитализацию по уже опробованному сценарию продолжать нельзя. Почему мы с вами как плательщики налогов должны покрывать затраты от неразумного управления банками?

— А. С.: Но у банков просто не хватает капитала для нормальной работы. Смотрите, 2009 г. «Укргазбанк», «Родовид», «Киев» и «Надра» закончили с отрицательным финансовым результатом. Убытки составили от 1,3 до 4,4 млрд. грн. (таб. №1). Чтобы перекрыть эти убытки, и нужна докапитализация.

— М. С.: При этом «Надра», который не получил от правительства ни копейки, допустил убытки в размере 1,3 млрд. грн., а «Укргазбанк», который значительно меньше, чем «Надра», и к тому же получил более 3 млрд. грн. из бюджета, — закончил 2009 г. с 4,4 млрд. грн. убытков. Дайте ему сейчас еще 3 млрд. грн., и в этом году его убыток будет 5 млрд. грн., чтобы был повод еще денег из бюджета просить.

Нужно не денег давать, а качество управления повышать. А как только в банках почувствуют, что можно легко получить дополнительный капитал, — ничего с управлением делать не будут. Будет та же анархия, что и раньше. И деньги будут уходить, как в черную дыру.

Финансовый результат банков по итогам 2009—2010 гг.,
млн. грн., данные АУБ

Банк2009 г.2010 г.
«Укргазбанк»–441610,06
«Родовид банк»–4216–4264,12
«Киев»–2988–220,70
«Надра»–13644,74

— Как вы оцениваете инициативу Кабмина передать депозиты банка «Надра» в «Укрэксимбанк», а «Родовид банка» — в «Ощадбанк»?

— М. С.: Это тот же подход, который использовался при передаче депозитов от «Укрпромбанка» в «Родовид» и себя скомпрометировал. А теперь из «Родовид банка» в еще какой-то банк передавать? Зачем это делается? Затянуть время? Понятно, что «Родовид» фактически находится в предбанкротном состоянии. Государство как собственник банка уже год не выполняет обязательств перед вкладчиками. Поэтому они и ищут выход.

Но если депозиты «Родовид банка» передать в «Ощадбанк», боюсь, что мы последний если не утопим, то как минимум посадим на мель.

Подчеркиваю: простая передача депозитов без основательного изменения менеджмента, тактики и стратегии работы финучереждения, которому передаются эти деньги, ничего не решает. Деньги, которые дополнительно вливаются, раскрадут, перенаправят на другие потоки, а депозиты как были не обеспечены ничем, так и останутся. Но будем иметь еще один нестабильный банк.

Впрочем, формально есть основания, чтобы подключить к этому процессу «Ощадбанк», потому что он получил на протяжении 2008— 2010 гг. одни из самых больших вливаний из бюджета в капитал. Он получил больше, чем требовалось с учетом объема его активов. Резерв капитала у него должен был быть. Поэтому он мог бы взять часть депозитов и увеличить свои активы без дополнительных вливаний крупных сумм из бюджета.

Но в самом ли деле его менеджмент способен решить эту задачу, у меня есть большие сомнения. «Ощадный банк» никогда не работал серьезно с коммерческой клиентурой. По большому счету единственное, что он может сделать, это формально прокредитовать НАК «Нафтогаз Украины» несуществующими деньгами.

Запад не поможет

— Возможно, проблему решит создание специального банка «токсичных активов»?

— А. С.: Такой банк нужен, но чтобы его создать, требуются ресурсы. Ведь взамен плохих активов необходимо давать деньги, а для Украины это минимум 80 млрд. грн. Вот и вопрос — за какие средства государство может скупать плохие активы?

Это США легко создавать такой банк с их монополией на мировую валюту доллар. А Украине, которая даже на своей территории не способна добиться монополии гривни, — это утопия. То есть тема интересная, но нереальная.

— М. С.: Я бы поддержал эту идею, если бы был уверен, что таким банком будут управлять не так, как управляют сегодня рекапитализированными банками. Это будет еще большая дыра, через которую станут вытягивать общественные средства.

— А. С.: Добавлю, что причину невозможности создания такого банка, как и решения многих других проблем отрасли, я вижу во фрагментации правительства — оно распадается на кланы, группы, подгруппы. И каждый фрагмент тянет бюджетное одеяло на себя. А они должны быть в стороне от государственной политики. И именно дефрагментацией правительства должен сегодня заняться президент, если он не хочет повторить судьбу Мубарака и Каддафи. Это не угроза, но альтернативы нет. Если сегодня власть не преодолеет фрагментацию самой себя, то исход один.

— Может, спасение в иностранных инвесторах?

— А. С.: В 1993 г. я в составе украинской делегации был в США, мы встречались с руководством JP Morgan Bank. Я спросил американских коллег — может ли Украина обойтись без иностранных инвесторов? И получил ответ: «Будет или не будет Украина развиваться — зависит только от украинского капитала. Развитие ее определяется украинским капиталом. А скорость уже будет зависеть от того, как быстро и в каком виде вы привлечете иностранный капитал для реализации ваших целей».

— М. С.: Но американский банкир не понимает наших особенностей. Наш национальный капитал в условиях, созданных нашим же государством, не хочет инвестировать в Украину, убегает в офшоры, а мы оказываемся с вакуумом. А свято место, как говорится, пусто не бывает. И идет к нам иностранный капитал. Он работает вместо нашего, национального в своих интересах. В нормальном же государстве такого быть не должно. И в первую очередь государству нужно работать над созданием благоприятных условий для своего капитала. Только если критически не будет хватать средств, можно брать в долг за границей. А иначе — нас с потрохами скупят иностранцы.

К слову, сегодня, по итогам кризиса, на украинский частный капитал в отечественной банковской системе приходится всего 34%. И он, национальный капитал, с удовольствием лишится этой ноши при первой же возможности из-за условий, которые создает родное государство.

Источник

@темы: АУБ, активы, банки Украины, ликвидность, финансы

22:08 

Банковская система Украины: от кризиса 2008-2009 гг. к стратегической трансформации

Продолжение.
Начало - Часть 1
Часть 2
IV. Фаза  кризиса (2008 - 2010 годы) и современное состояние банковской  системы
 
Влияние мирового финансового кризиса на Украину было в значительной мере усилено:

- в реальном секторе экономики политическим кризисом, отсутствием структурных реформ экономики и надлежащей подготовки и реакции на прогнозируемый кризис;
- в финансовом секторе - отсутствием доверия населения к властным учреждениям, а значит и к банкам а также отсутствием со стороны НБУ адекватной оценки рисков и стратегий развития национальной банковской системы, отсутствием системы мониторинга кризисных явлений и оперативного реагирования на  них.
Можно констатировать, что Правительство и НБУ не сделали надлежащих шагов относительно минимизации рисков, которые агрессивно формировались накануне кризиса 2008 года, а именно:
- тотальная долларизация экономики;
- рост доли иностранного капитала в банковской системе до 40%;
- валютное кредитование;
- неадекватные темпы роста объемов потребительского кредитования населения (более 100% за год), в основном в иностранной валюте;
- недостаточный объем кредитования реального сектора экономики по приемлемым процентным ставкам;
- чрезмерная внешняя задолженность корпоративного и банковского секторов, которая превысила внешнюю задолженность государства почти в два раза;
- искусственное укрепление курса гривны к доллару США  летом 2008 года;
- большое отрицательное сальдо торгового баланса.
Отсутствие общих целей и согласованных действий Правительства и НБУ привели к наиболее катастрофическим последствиям кризиса для Украины среди всех европейских стран. Падение ВВП в 2009 году составило более 15% и превысило аналогичные показатели Беларуси и России.
Отток средств из банковской системы составил более 110 млрд. гривен и был частично скомпенсирован за счет рефинансирования НБУ, большая часть которого является на сегодня пролонгированной.
Сильным социально-экономическим ударом по экономически-активному населению стала постоянная девальвация национальной валюты - гривны (почти на 60%), что превратило преобладающее количество валютных кредитов, выданных населению и юридическим лицам, в проблемные банковские вложения.
Можно констатировать, что в период 2008 - 2009 лет лишь кредитные средства МВФ позволили избежать системного социально-экономического и политического коллапса.
Чувствительными к удару финансового кризиса оказались большие и наибольшие банки с украинским капиталом. Предпосылкой этого стала постоянная целенаправленная политика этих банков на максимальное расширение своей деятельности с целью высокодоходной перепродажи иностранным инвесторам. Ради этого банки без надлежащей оценки рисков увеличивали свой кредитный портфель, безосновательно расширяли сеть, не уделяя надлежащего внимания обоснованности выдачи и реальности возвращения кредитов. Под давлением кризиса кредитный портфель этих банков оказался в значительной части неликвидным, что привело к потере платежеспособности (Укрпромбанк, банк "Надра", Укргазбанк, “Родовид банк”, банк “Киев” и другие), что обусловило кризисную ситуацию всей системы.
Кроме того, банки с иностранным капиталом своей политикой в области розничного кредитования на базе широкого привлечения иностранных заимствований значительно усложнили процесс экономического кризиса в Украине.


График 5.           Кредиты банков по происхождению их капитала

 
Как видно из графика, кредитный портфель банков с иностранным капиталом за 2008 год составлял больше 400 млрд.грн., или 57% общей кредитной задолженности. Значительная часть этих кредитов (свыше 65%) была предоставленная физический лицам, преимущественно на потребительские цели.
Привлекая дешевые кредитные ресурсы материнских банков и иностранных инвесторов, банки с иностранным капиталом предоставляли кредиты в иностранной валюте по высоким ставкам на приобретение товаров потребления, преимущественно иностранного производства, чем работали на развитие экономики этих государств, которое отрицательно повлияло на отечественную экономику и привело к деиндустриализации Украины. Вследствие такой кредитной политики в стране сформировалась большая задолженность в иностранной валюте, которая создает значительные трудности для ее возврата, угрожает стабильности национальной валюты.
 
График 6. Кредиты в иностранной валюте

Как видно из графика 6, объемы кредитов в иностранной валюте у банков с иностранным капиталом больше, чем в два раза превышают объемы таких кредитов в банках с украинским капиталом.
 
График 7.                          Кредиты физическим лицам


А объемы кредитов населению (читай, кредитование импорта)  в группе банков с иностранным капиталом еще в большей мере превышают объемы таких кредитов в банках с отечественным капиталом.
На сегодня размер курсовых разностей, сформированных за валютной задолженностью вследствие девальвации гривны в 2008 году, составляет по приблизительным оценкам почти 180 млрд. грн. или 18% от ВВП страны. Эта сумма является эквивалентом того экономического вреда, который нанесли стране реализованная в 2005 - 2008 годах программа внешнего привлечения кредитных средств, а также уменьшение доли национального капитала в банковской системе,  и является платой за некомпетентные действия государственных органов власти в 2005 - 2008 годах.
Для сравнения: в 2009 году налог с доходов граждан составил 45 млрд. грн., а налог на прибыль предприятий – 33 млрд. грн., всего 78 млрд. грн. Сведенные доходы государственного бюджета - 273 млрд. грн. По сравнению с этими показателями становится понятным, что объем курсовых разностей по валютным кредитам физических и юридических лиц в размере почти 180 млрд. грн. на сегодня не имеет реальных и адекватных источников возмещения ни в государственном, ни в частном секторах экономики. Не имеет таких источников покрытия и общество в целом. Сформированные курсовые разности по валютным кредитам и в дальнейшем будут источником нестабильности как экономики в целом, так и банковской системы в частности. Не будут преувеличением утверждения, что отсутствие четкой стратегии покрытия курсовых разностей по валютной задолженности населения и предприятий уже в ближайшее время может стать угрозой национальной безопасности страны.
В условиях сокращения экспорта, острого недостатка иностранной валюты и девальвации гривны предоставленные кредиты в иностранной валюте стали главным генератором широкого масштабного банковского и экономического кризиса в Украине.
Для поддержки уровня ликвидности и платежеспособности банков Национальным банком Украины были предоставлены кредиты рефинансирования (преимущественно большим банкам) на сумму свыше 120 млрд. грн. С целью восстановления деятельности банков Правительством были выделенные средства на рекапитализацию банков Укргазпром, банк “Киев”, Родовид банк,  на сумму 17 млрд.грн.  Однако это вливание средств не привело к  восстановлению деятельности банков, а касательно банков "Родовид банк" и "Надра", то в них до сего времени действует временная администрация.
Следует отметить, что процесс рефинансирования и рекапитализации банков был непрозрачным, проводился при отсутствии четких методик оценки состояния банков и критериев их отбора, и это еще больше углубляло недоверие общества к государственным органам власти.
В тот же время,  банки IV группы даже при отсутствии государственной поддержки, минимальной поддержки сбоку НБУ в подавляющем большинстве проявили стойкость к кризисным влияниям, о чем свидетельствуют следующие графики:
 
 
График 8.                                        Активы

(Базисные темпы роста в процентах до 01.01.2009г. )


Как видно на график, активы банков IV группы были стабильными и возросли на 01.07.2010 г. при  падении у  остальных групп.
 
График 9.                                        Обязательства

(Базисные темпы роста в процентах до 01.01.2009г. )


Темпы снижения обязательств банков IV группы были наименьшими.
 
График 10.                    Средства банков в обязательствах

(Удельный вес средств банков в общем объеме обязательств группы)

 
 







Привлеченные средства банков, включая рефинансирование НБУ, у банков IV группы были наименьшими, что говорит об относительно меньшем привлечении во время кризиса этой группой банков рефинансирования НБУ.
 
График 11. Соотношение капитала к активам



У банков IV группы наибольший уровень обеспечения активов собственным капиталом.
Как видно из приведенных выше графиков, банки 4 группы в основном  сохранили своих вкладчиков и клиентскую базу, а также избежали декапитализации, продемонстрировав даже в условиях кризиса увеличение размера регулятивного капитала. Заметим, что указанные банки принадлежат, большей частью, национальному капиталу.
Сохранение относительной стабильности групп малых и средних банков не нуждалось в расходах со стороны государства на их рекапитализацию, а и таким образом позволило сохранить бюджетные финансовые ресурсы во время кризиса. И ликвидация обанкротившихся малых и средних банков не нуждалась в применении сложных административных процедур. Компенсация депозитов вкладчиков в пределах обусловленной законодательством суммы проводится в пределах существующих средств Фонда гарантирования вкладов физических лиц и не нуждалась в существенной докапитализации его активов со стороны государства.
 
Не принимая во внимание изложенное, Правление Национального банка Украины 09.06.2010г. приняло постановление №273, которым внесло изменения в Инструкцию о порядке регулирования деятельности банков в Украине, Положение о порядке выдачи банкам банковских лицензий, письменных разрешений и лицензий на выполнение отдельных операций и других нормативно-правовых актов НБУ.
Этими изменениями были установленные новые требования к банкам, а именно:
- минимальный размер регулятивного капитала был увеличен до 120 млн. грн.;
- установлены повышенные требования к размеру регулятивного капитала для осуществления отдельных операций (120-180-240 млн. грн.);
- банки, регулятивный капитал которых меньший, чем установлено Положениям №273, для сохранности права на осуществление отдельных операций должны до 01.01.2012 г. привести регулятивный капитал к измененным размерам;
- банкам, у которых размер регулятивного капитала меньший, чем 120 млн. грн., до времени приведения размера регулятивного капитала в соответствие к требованиям постановления разрешено привлекать вклады (депозиты) от физических лиц (открывать новые вкладные (депозитные) счета физическим лицам и пополнять действующие) в пределах объема привлеченных вкладов физических лиц состоянием на 17.07.2010г.
 
Принятые НБУ нормативные документы грубо нарушают Закон Украины "О банках и банковской деятельности".
На сегодня законодательство четко определяет минимальный размер уставного  капитала для получения банковской лицензий на уровне 75 миллионов гривен. Таким образом и абсолютный минимальный размер регулятивного капитала не может превышать эту сумму, иначе все новообразованные банки в первый день своей деятельности  станут нарушителями банковского законодательства.
Именно такой подход к определению идентичности минимальных требований к капиталу действующих банков и уставного капитала для получения лицензий, заложен в Евродирективе №2006/48/ЕС.
Своими действиями по ограничению прав малых банков НБУ по сути создает дополнительные конкурентные преимущества группам больших и наибольших банков. При этом нарушаются интересы вкладчиков - физических лиц, ограничивается их право на свободный выбор банка, право на пополнение уже размещенных вкладов.
Вклады населения путем опосредствованного административного принуждения направляются к группам больших и наибольших банков, которые в то же время не являются наиболее надежными.
Таким образом, в Украине проводится политика концентрации рисков банковской  деятельности и создание для государства потенциальных проблем “слишком - большой, чтобы обанкротиться”, мероприятия ограничение которых обсуждались на Саммите министров финансов и глав ЦБ стран G20 в октябре 2010 г.
По данным НБУ, действие постановления НБУ прямо влияет на 69 банков (или почти 40% действующих банков), которые по состоянию на 01.07.2010 г. не имели капитала, в размере 120 млн. грн. А в целом Постановление НБУ (в части повышения требований к капиталу) усложняет деятельность 110 банкам.
АУБ утверждает, что такие требования являются нарушением концептуального принципа рыночной экономики - обеспечение условий равной конкуренции для всех участников рынка. Следствием их станет вытеснение малых и средних банков из рынка депозитов физический лиц, который ограничит не только их доступ к ресурсам, но и возможность кредитования. И это при том, что именно малые и средние банки показывали прирост кредитования на протяжении прошлого кризисного года в отличие от тенденции, которая сложилась в целом по системе.
С одной стороны государство провозглашает необходимость развития малого и среднего бизнеса, а с другой - Национальный банк всеми силами стремится убрать с рынка малые и средние банки, подавляющее большинство которых -  с украинским капиталом.
В определенной степени политика уничтожения малых и средних банков навязывается Украине международными финансовыми и консалтинговыми организациями в интересах иностранного капитала, подтверждением чему есть  проект стратегии проведения реформ в направлении "финансовый сектор", подготовленный компанией MCKinsey, которым предлагалось количественное уменьшение банков в два раза.
На наш взгляд, политика принудительного сокращения численности здоровых банков, которые даже в условиях кризиса работали прибыльно и наращивали капитал, не отвечает национальным интересам Украины.
 
Выводы:
- развертывание финансового кризиса в Украине было значительно усилено неконтролируемым ростом доли иностранного капитала в банковской системе и быстрым ростом объемов валютных кредитов, вследствие чего при девальвации гривны возникшая переоценка задолженности по валютным кредитам на сумму почти 180 млрд. грн., что существенным образом уменьшило платежеспособность заемщиков и ухудшило кредитные портфели банков;
 
- банки использовали часть рефинансирования НБУ на приобретение валютных средств и погашения внешних обязательств, которое углубило кризисные явления. Именно отток валюты из банковских депозитов за границу в IV кв. 2008 года на сумму более 5 млрд. долл. США был основной причиной шоковой разбалансированности валютного рынка и обвала гривны.
- на протяжении 2005 - 2008 годов банки с иностранным капиталом поддерживали гипертрофированные темпы потребительского кредитования, которое использовалось преимущественно для приобретения импортных товаров, которое оказывало содействие возникновению отрицательного сальдо торгового баланса страны и отрицательно повлияло на внутреннее производство товаров;
- малые и средние банки с национальным капиталом преодолевали кризисные явления преимущественно без государственной финансовой поддержки, в частности рефинансирования НБУ.
 
Современное состояние национальной банковской системы, можно оценить следующим образом:
- Банковской системой достигнуто шаткое равновесие. Любое неосторожное действие, в частности со стороны регулятора, может вызвать возобновление панических настроений и углубление кризисного состояния.
- Банковская система при отсутствии четкой стратегии действий со стороны НБУ находится в состоянии стагнации по всем базовыми показателям (прибыль, размер капитала, динамика активов и кредитно-инвестиционного портфеля).

@темы: АУБ, Украина, активы, банки Украины, финансовый кризис, экономика

22:04 

Банковская система Украины: от кризиса 2008-2009 гг. к стратегической трансформации

Продолжение. Начало Часть 1

График 4:


Полученные банками валютные средства направляются на кредитование преимущественно импортных товаров бытового назначения и автомобилей. Лидерами в этом направлении есть банки с иностранным капиталом.

В общественном отношении создается опасная иллюзия роста уровня жизни населения за счет кредитных средств. Происходит долларизация системы кредитования. Ценообразование на базовые активы страны (недвижимость, земля) утверждается в долларах. Кредитные ресурсы все больше направляются в потребительской сектор и на спекулятивные рынки и все меньше поступают в реальный сектор экономики (промышленность, сельское хозяйство).

Следующие диаграммы демонстрируют изменение структуры кредитного портфеля банков в указанный период. В частности, мы видим существенную диспропорцию кредитных портфелей банков в сторону потребительского кредитования: его доля в общей структуре возросла в 2,5 раза с 16 % до 39%.
Диаграмма 2:



В то же время, деструктивная  бюджетная политика приводит к опасным для экономики темпам инфляции (почти 20%).
В условиях значительной инфляции банки не могут обеспечивать достаточный уровень доходности по срочным вкладам и такой финансовый инструмент как банковский депозит начинает терять свою макроэкономическую стабилизирующую функцию.
Свободные средства населения направляются на рынки недвижимости и земли, создавая на них ценовые пузыри. Рост цен на рынке недвижимости на конец 2008 года по сравнению с уровнем 2004 года составляет почти 500% (!).
Внешнеторговое сальдо становится постоянно отрицательным и по итогам 2008 года составляет больше 14 млрд. долл. США или 11,7 % от ВВП.

Выводы:
- Двигателями экономического роста в 2005 - 2008 годах становятся: необоснованные бюджетные расходы, потребление в долг, торговля, т.е. сфера потребления, а не производство.
 
- В структуре ВВП постоянно  возрастала потребительская составляющая (в среднем, 75% в 2000-2004 годах до 86%  в 2009 году).
 
- Одним из ключевых факторов роста экономики в этот период выступают именно иностранные кредиты, заведенные преимущественно через каналы банков с иностранным капиталом.
 
- Ключевой элемент макроэкономической стабильности в этот период - положительное сальдо финансового счета страны (за счет постоянных внешних заимствований, преимущественно в форме краткосрочных и среднесрочных кредитов) - со временем перестает быть таким.
 
- В структуре кредитных портфелей банков в этот период формируется чувствительная нефункциональная часть (валютные кредиты, выданные населению). Банковская система не надлежащих образом выполняет функции кредитования реального сектора экономики, и таким образом также постепенно становится нефункциональным сегментом национального рынка капитала.
 
В указанный период наблюдается искажение структуры национальной банковской системы, которая перестает служить целям национального развития и все больше становится инструментом обеспечения интересов международных финансовых групп, главным образом путем захвата внутреннего потребительского рынка страны, что приводит, с другой стороны, к структурной деформации и деградации внутреннего производства.
 
 
Продолжение
Начало - Часть 1

@темы: АУБ, активы, аналитика, банки Украины, кризис, ликвидность, финансы

22:01 

Банковская система Украины: от кризиса 2008-2009 гг. к стратегической трансформации

В марте прошлого года я написал статью «Как раздувался и лопнул украинский финансовый пузырь», в которой рассказал о том, как на моих глазах банковская система Украины прошла путь от своего насыщения иностранными ресурсами и бурного подъема к финансовому кризису по-украински и росту кризиса ликвидности.

Сегодня ситуация более-менее определена, банки полностью определились с объемом проблемной задолженности в своих кредитных портфелях, в борьбе за снижение которой прошли два года жизни страны (2009-2010 гг.). Однако, проблемы еще не спешат отступать: в условиях отсутствия четкого механизма кредитования и четкой работы банков по наращиванию объемов активных операций (кредитования) говорить о полном избавлении системы от проблем еще рано. Но факт остается фактом: украинские банкиры вышли из кризиса «малой кровью» и поняли главное: заниматься высокорисковым кредитованием себе же дороже. «Деньги любят тишину и порядок», порядок в стране и тишину работы в режиме четкого понимания будущего своего финучреждения, его стратегических целей и путей их достижения..

О том, каким видится это будущее и прошлое — а
налитическая записка от АУБ (Ассоциации украинских банков) в оригинале представлена на украинском языке. Переводной вариант увидел на «Хвыле».
 

Уроки   банковского кризиса 2008-2009 лет и пути стратегической трансформации банковской области Украины
I. Назначение аналитической записки  и описание проблемы


Назначение записки заключается в обосновании необходимости обеспечения контроля национального капитала над банковской системой, как базового условия сохранения экономического суверенитета Украины.

Цели:
- Выявить взаимосвязь деятельности национальной банковской системы и реального сектора экономики.
- Оценить состояние банковской системы после активной фазы финансового кризиса.
- Оценить последствия допуска иностранного капитала в банковскую систему за последние пять лет и определить нанесенные убытки экономике Украины.
- Определить стратегическое направление развития банковской системы Украины после кризиса 2008 - 2009 лет.

Национальная банковская система Украины исторически формировалась на принципах привлечения национального капитала в ресурсную базу банков и трансформации этого капитала на потребность экономики. Соответственно этому формировались и системные отношения между банками и реальным сектором экономики, между банками и государством.
До 2005 года банки Украины осуществляли кредитование в подавляющем большинстве  реального сектора экономики. Банковская система сыграла важную роль в развитии экономики и преодолении кризиса государственных финансов 1998 года путем выработки приемлемых как для банков, так и для государства механизмов урегулирования кризиса. Поэтому Украина смогла избежать дефолта в 1998-1999 годах по внутренним государственным заимствованиям.
 
Но уже с 2005 года началось активное поглощение национальной банковской системы иностранным капиталом, от противодействия которому государство по сути отказалось. Оно не смогло выработать стратегического видения перспектив создания национальной банковской системы.
В этот период государственные органы власти фактически не удосужились на законодательном уровне определить стратегическое значение национальной банковской системы для интересов страны и ограничить предельный уровень участия иностранного капитала в капитале банков.
Приход иностранного капитала в украинские банки состоялся под отвлекающие разговоры о целесообразности привлечения в экономику страны дешевых иностранных ресурсов. Это был первый миф. Стремительный рост иностранного капитала в структуре банковской системы Украины не привел ни к удешевлению кредитных ресурсов для реального сектора экономики, ни к привлечению прямых инвестиций в приоритетные области экономики. В отличие от указанных выше ожиданий, происходила опасная концентрация спекулятивного капитала в виде коротко- и среднесрочных валютных кредитов лишь на нескольких рынках: недвижимости, земли, автомобильном, потребительском. В свою очередь, это привело не только к стремительному росту цен на базовые товары этих рынков (жилье, землю, автомобили, бытовые товары), но и к крайне опасной деформации торгового баланса страны, дефицит которого на конец 2008 года составил почти 15 млрд. долл. США. К этому следует добавить долларизацию кредитных отношений, особенно с населением, когда, например,  почти 80% ипотечных (т.е. долгосрочных кредитов) номинировались в иностранной валюте.
Благодаря гипертрофированному наращиванию потребительского кредита, инициированному банками с иностранным капиталом в виде разветвленной сети кредитных продуктов, которые направлялись на приобретение импортных товаров, происходила опосредствованная трансформация кредитной задолженности населения (номинированной в иностранной валюте) в отрицательное сальдо внешнего торгового баланса страны.
Вследствие этого особенно мощный удар финансово-экономический кризис нанес именно по населению и отношениям по оси вкладчики - банки и банки - заемщики.  Ведь во время кризиса Правительство и НБУ для выравнивания платежного баланса (а фактически для исправления своих ошибок, допущенных в период 2005 - 2008 лет) были вынуждены обратиться к глубокой девальвации национальной валюты - гривны. Девальвация составила почти 60 %, сравнивая с уровнем июля 2008 года, и именно на индекс девальвации гривны произошло удорожание всех прежде выданных валютных кредитов, стабильное обслуживание которых со стороны населения и предприятий стало практически невозможным.
 
Опыт работы в условиях финансового кризиса в Украине развеял еще один миф, созданный накануне: о возможности полного обеспечения ликвидности иностранных банков в Украине за счет средств материнских компаний. Как показала жизнь, финансовая помощь материнских структур не покрыла в полном объеме отток средств из их дочерних банков в Украине. Компенсация утраченной ликвидности также частично происходила и за счет рефинансирования и стабилизационных кредитов НБУ, непогашенный объем которых в системе на сентябрь 2010 года составил почти 70 млрд. грн. В то же время банки с национальным капиталом (преимущественно малые и средние банки) получили  незначительную долю помощи со стороны НБУ, а реальный сектор экономики вообще остался без государственных инвестиций в период 2008-2009 годов.
 
Финансовый кризис высветил проблему  разделения банковской системы на фрагменты. О фрагментации банковской системы, как одной из стратегических ошибок прошлой власти, пойдет речь ниже, а сейчас констатируем фрагментацию банков Украины в виде таблицы (Табл.1) состоянием на 01.07.2010 г.:
Табл.1

Основные показатели деятельности банков по группам за источниками происхождением капитала, состоянием на 01.07.2010 г.

(млрд.грн.)

Показатель Банки с украинским капиталом в том числе: Банки с западным капиталом Банки с русским капиталом
Вместе
Государственная форма собственности1 Негосударственная форм собственности
  Количество банков в группе

115

5

110

39

10

164

1 Активы

431,11

152,69

278,42

367,59

78,62

877,31

  Доля группы в общем объеме, %

49,14

17,40

31,74

41,90

8,96

100,00

2 Собственный капитал

77,60

38,13

39,47

38,25

9,71

125,56

  Доля группы в общем объеме, %

61,81

30,37

31,44

30,46

7,73

100,00

3 Соотношение (Собственный капитал/Активы), %

18,00

24,97

14,18

10,41

12,34

14,31

4 Кредитный портфель

312,32

106,48

205,84

295,46

63,34

671,12

  Доля группы в общем объеме, %

46,54

15,87

30,67

44,03

9,44

100,00

4.1 в т.ч. Кредиты, физический лицам

55,58

11,14

44,44

135,20

8,68

199,47

  Доля группы в общем объеме, %

27,86

5,58

22,28

67,78

4,35

100,00

  Депозиты, вместе

216,98

59,35

157,62

167,78

35,52

420,27

5 Депозиты физический лицам

132,35

36,15

96,20

84,42

20,51

237,27

  Доля группы в общем объеме, %

55,78

15,23

40,54

35,58

8,64

100,00

 
1Показатели  подгрупп: доли банков "государственная форма собственности" и "негосударственная форм собственности" (банки с украинским капиталом) рассчитанные к общему значению по системе.
 
Можно с уверенностью сказать, что фрагментация банковской системы Украины осталась без внимания государства. Ни одна из ветвей власти не увидела угрозы в этом процессе для финансовой системы страны, хотя такая угроза есть одной из наиболее значащих для безопасности страны.
Кризис 2008 - 2009 годов наглядно продемонстрировал неэффективность существующих методов государственного регулирования финансового сектора Украины, а также указал на ошибочный вектор развития системы государственного регулирования и надзора.
Сегодня в Украине, как и в мире в целом, сложилась благоприятная ситуация относительно выработки новой стратегии создания национальной банковской системы и  восстановления доверия общества к ней. Кризис дает шанс.
Перед властью и Национальным банком Украины,  участниками финансовых рынков стоит задача - выработать новые стандарты банковского надзора, определить новые принципы формирования банковской системы, стратегические цели ее развития, назначение банков в Украине.
Качество новых стандартов банковского надзора, их соответствие современным требованиям к состоянию банковской системы, их соответствие нуждам ее дальнейшего развития, должны стать тем предохранителем, который, если не полностью нивелирует вероятное влияние последующих кризисов, то хотя бы удержит это влияние на безопасном для национального рынка капитала уровне.
Перед государственными органами, на наш взгляд, стоит задача на законодательном уровне определить стратегическое значение  национальной банковской системы как финансового базиса экономического и, таким образом, государственного суверенитета страны и, соответственно, ограничить участие в ней, в той или иной форме, иностранного капитала.
 
 

ІІ.  Формирование национальной банковской системы на собственной капитальной основе (2001 - 2004 года)

 

2.1. Экономика.
 
В 2001 - 2004 годах национальная экономика перешла к фазе, которую можно охарактеризовать как отвесное восстановление относительно уровня середины 1990-х годов. Высочайшие показатели были зафиксированы в 2004 году: прирост ВВП страны (12%), который обеспечивался прежде всего наращиванием промышленного производства (13%) и сельского хозяйства (20%).
Количество убыточных предприятий уменьшилось до 34%. Индекс реальной заработной платы возрастал на 13-20% за год. Валютные резервы НБУ достигли рекордных показателей и составляли почти 12 недель импорта. Инфляция не достигала опасных показателей и в целом оказывала содействие росту экономики: в среднем не больше 7-8% в год (в 2002 году впервые в истории фиксируется дефляция). Сальдо текущего счета платежного баланса было положительным и составляло до 11% от ВВП. Экспорт товаров и услуг почти на 5 млрд. долл. США превышал импорт. Положительное торговое сальдо выступало надежным фундаментом стабильности национальной валюты - гривны.
 
2.2. Состояние банковской системы.
 
Рост реального сектора экономики не могло не отобразиться на состоянии банковской системы. Отражением макроэкономических процессов в стране стало постоянное появление комплексных банковских продуктов (депозит, кредит), которые раньше не имели системного характера. Вследствие сокращения инфляции на фоне стабильности национальной валюты - гривны, банки получили возможность на системном уровне аккумулировать свободные денежные ресурсы физический лиц и обеспечивать экономический рост реального сектора экономики через кредитование товаропроизводителей.
Таким образом, банки начали выполнять социальную трансформационную функцию аккумулирования общественных финансовых накоплений и направление их на кредитование экономики. Благодаря этому был достигнут эффект макроэкономической конвергенции: накопленные в обществе финансовые ресурсы вместо потребительского рынка начали поступать в банковскую систему и, опосредованно, через кредиты - в реальный сектор экономики. Как следствие: постепенное уменьшение индекса инфляции и динамический рост ВВП.
 
График 1.

 
 
Ключевым вызовом для банковской системы в 2001-2002 годах стала постоянная необходимость резкого наращения капитализации системы для обеспечения адекватности банковского капитала стремительно растущим активам. Проведенные в АУБ исследования четко засвидетельствовали наличие корреляции между объемом выданных банками кредитов и темпами роста ВВП страны. Поддержка динамики ВВП путем обеспечения необходимого объема кредитования могла быть реализована исключительно через увеличение системного капитала банков.
 
 
График 2.

В этот период банковская система во главе с НБУ полностью выполнила поставленные перед ней задачи относительно ее капитализации и сохранение необходимых темпов кредитования реального сектора экономики. Не последнюю роль в этом сыграла и позиция руководства НБУ, благодаря которой были созданы дополнительные инструменты капитализации, в частности субординованный долг. Капитализация банков и выполнение новых показателей адекватности капитала соответственно условиям базельских стандартов была достигнута вследствие тесного сотрудничества НБУ и АУБ, причем без жестких административных мероприятий со стороны регулятора.

Выводы:
- Двигателями экономического роста в 2001 - 2004 годах выступали промышленное производство и сельское хозяйство.
- Финансовой базой роста ВВП страны в этот период становится банковское кредитование корпоративного сектора экономики.
- Ключевые элементы макроэкономической стабильности: положительное сальдо торгового баланса, относительно низкий уровень инфляции, стабильные темпы банковского кредитования корпоративного сектора.

В этот период в структуре активно-пассивных операций банковской системы отражаются ключевые потребности реального сектора экономики, которая обуславливается в первую очередь ее национальной структурой капитала.

Диаграмма 1:

 
 
Банки занимают ведущее положение на национальном рынке капитала и становятся локомотивом экономического роста.
 
 
ІII. Национальная банковская система  в стадии нефункционального гиперроста и поглощения извне (2005 - 2008 года)
 
Указанный период для экономики характеризуется отсутствием стратегии развития, разбалансированностью макроэкономических агрегатов и бюджетных показателей. Динамика ВВП носит "рваный" характер, когда фазы роста изменяются периодами падения или стагнации. В финансовой системе наблюдается полное раскрытие экономики внешнему спекулятивному капиталу и повышенная активность корпоративных субъектов на международном рынке долговых заимствований.
 
График 3:

 
На рынке недвижимости и земли через активность спекулятивного капитала создаются ценовые "пузыри".
Ключевым фактором экономического роста становится не промышленное производство, а процесс потребления в долг. Если в 2004 году удельный вес конечных потребительских расходов в ВВП составлял 71%, то в 2009 году - 84,6%. Яркими подтверждениями этого вывода являются результаты анализа предкризисного периода экономики Украины в 2007 году. Соответственно утверждениям тогдашней власти, основу для развития страны в этот период составляли рекордные объемы прямых иностранных инвестиций, которые в 2007 году достигли почти 10 млрд. долл. США. Но при этом, больше трети всех прямых иностранных инвестиций (35%) было направлено в финансовый сектор экономики, откуда они поступили преимущественно в систему розничного кредитования населения. Сформированная в 2007 году инфляция носила четко определенный характер инфляции потребительского спроса. Если взять лишь три сектора экономики: финансы, оптовую торговлю и операции с недвижимостью, то получим преобладающую долю всех прямых иностранных инвестиций в этот период. В тот же период в добывающей, химической, нефтехимической промышленности, машиностроении, было сконцентрировано лишь 5% от совокупного объема прямых иностранных инвестиций в Украину (за 2007 год). Описанную выше ситуацию также подтверждает и динамика внешних заимствований.
В 2007 году на внешних рынках украинским корпоративным сектором  (включая банки) было привлечены кредитные заимствования на сумму больше 23,7 млрд. долл. США, причем 72% из них поступили в банковский сектор (17,1 млрд. долл. США). Привлеченные за границей кредиты также использовались большей частью на увеличение портфеля потребительских и ипотечных кредитов физический лицам.
Возрастающая зависимость экономики Украины от внешнего финансирования не нашла адекватного ответа со стороны органов государственной власти, которые, хотя и делали определенные шаги относительно ограничения притока спекулятивного капитала, но не проявили при этом надлежащей последовательности и системности. Финансовая система Украины в этот период нуждалась в кардинальных шагах относительно "охлаждения" спекулятивной активности иностранных инвесторов на национальном рынке капитала, тем не менее эти шаги не были сделаны.
В этот период банковская система полностью раскрывается для международного капитала и становится субъектом активного поглощения. Уровень иностранного капитала в национальной банковской системе быстро достигает почти 40%. Формируется прослойка владельцев национальных банков, которые подменяют собственно банковский бизнес на маркетинговые стратегии продажи своих финансовых учреждений иностранным инвесторам, поскольку не имели поддержки государственных органов, которые бы давали положительную перспективу их бизнесу. Для этого, без надлежащей системы риск-менеджмента ими формируются значительные потребительские и ипотечные кредитные портфели, при отсутствии четкой стратегии развития расширяются банковские сети.
Раскрытие внутренних рынков, в частности и финансового, обосновывается необходимостью вступления в ВТО, причем макроэкономические последствия таких действий не получают достаточного обоснования и макроэкономического прогнозирования. Верховная Рада Украины принимает изменения в действующее законодательство, которые разрешают иностранным банкам открывать филиалы на территории Украины.
Вследствие интеграции банковской системы Украины с международными рынками капитала внешняя задолженность банков стремительно возрастает и достигает на 01.01.2009 года больше 39 млрд. долл. США.


Окончание.

@темы: АУБ, активы, аналитика, банки Украины, кризис, ликвидность, финансы

16:02 

О кредитах на Украине — когда они будут для нас дешевыми

Вышла сатья в «Українському тижні», в которой мы с Юрой Гаврилечко решили рассмотреть проблему отсутствия кредитования на Украине априори. Почему другие страны могут иметь кредиты по 2-5% годовых, а на Украине считается «достижением» кредитоваться под 20-23% годовых?

У себя в блоге привожу перевод статьи, так как издание украиноязычное. Оригинал Дешеві кредити будуть. Але поки що не в Україні — досутпен по ссылке.

Дешевые кредиты будут. Однако пока что не в Украине
(перевод с украинского)

Обещание властей удешевить кредиты останется мечтой. Для этого надо перестроить всю экономику, а не один ее сегмент.

«Поддержим предпринимателей кредитами», «Дешевые кредиты — дешевые квартиры», — подобные заклинания который год звучат из Печерских холмов.

Время от времени чиновники даже намекают, как это они сделают. Поздно опомнились. Ведь все эти декларируемые «конкретные шаги» могли бы сработать лет 8-10 лет назад, а именно в 1992-1994-м., когда Украина могла получить статус государства с рыночной экономикой, получить свой план Маршала. И после отмены поправки Джексона-Веника, вступление в ВТО и доступа на европейский и американский рынки получить нормальную экономику. Включая дешевыми кредитами.

Однако, случилось, то, что случилось. Инвестиций Украины почти не получила, а внешние кредитные ресурсы для нее как государства с переходной экономикой стали очень дорогими.

Госкомстат насчитал, что за 19 лет в Украину пришло около $ 40400 млн инвестиционных денег. Только почти половина из них — это украинская реинвестиции, полученные из офшорных зон. А около 25% из них — деньги, из офшоров «родного» Кипра ($ 9,1 млрд).


Накормить народ «Икрой баклажанной. Заморской»

Не сумев обеспечить структурные изменения в экономике, Украина решила удовлетворить спрос своих граждан импортными товарами. Это четко показывает график изменения сальдо платежного баланса Украины.



Сальдо платежного баланса, млрд. долл. США

Валюты под новую концепцию, конечно, хватало. Однако в амбразуру радостно бросились украинские банки. 60% всего объема выданных ими денег заняло потребительское кредитование. К ним присоединились международные финансовые институты. Выигрыш на разнице между привлеченным под 3-5% годовых иностранному кредиту и выданным под 40-100% мог соблазнить кого угодно (такая ставка часто появлялась за счет навязывания клиенту дополнительных сервисов).

Изголодавшиеся украинский радостно брали займы (обычно не задумываясь над тем, чем и как придется их отдавать) и обеспечивали высокую оборачиваемость активов. На предприятия золотой дождь практически не падал. По данным Госкомстата, собственные инвестиции предприятий за счет собственных средств составили до 60-80%, доля банковских кредитов - 15-25%.

До тех украинский, не соблазнялись на кредитное потребление, пришла ипотека. Как правило, в валюте. И хотя цены на недвижимость росли в течение последних пяти лет почти на 50% ежегодно, банки перекрывали все кредитные потребности, занимая деньги у богатой Европы. Чем это закончилось — известно.


Мыльные пузыри. Дешево, красиво, но недолговечно.

Даже далекому от экономики человеку понятно, что нет никаких ресурсов, кроме инфляционных, для увеличения заработной платы на 30-40% при росте производительности труда на 1-5%.

Однако каждый следующий украинское правительство до выборов поднимал социальные выплаты. Ежегодное относительное увеличение зарплат в Украине в несколько раз превышало рост ВВП. Тем более, что основные инвестиции поступали на рынок потребительского кредитования, а не на модернизацию производств.

Поэтому пузырь имела лопнуть и без помощи мирового финансового кризиса, лишь ускорил этот процесс.

Начиная с конца 2008 года кризис существенно уменьшила объемы потребления в Украине. Впервые за последние десять лет доля расходов на питание украинский начала увеличиваться и сейчас превышает 51%. Рост реальной безработицы привело к резкому росту проблемных кредитов. По оценкам экспертов, их доля от 14% до 35%.

Сотрудничество украинского правительства с МФВ сделала все инвестиционные проекты в Украине рискованными. Несмотря на распространенное мнение о кредите МВФ как показатель инвестиционной стабильности государства, транслируемую украинскими политиками, сотрудничество страны с МВФ для всех мировых финансовых структур является абсолютным показателем ее стопроцентной ненадежности как экономического партнера.

Затем в страну может попасть только спекулятивный капитал, который никогда и никто не инвестирует в долгосрочные проекты реального сектора экономики. Спекулятивный капитал не может себе позволить жить на низких кредитных ставках. Поэтому получение кредита МВФ стало одним из самых негативных факторов внешнего влияния на возможное снижение кредитных ставок. Чем больше средств получит Украина от МВФ, то больше замедляться процесс снижения стоимости кредитного ресурса.


Один Нацбанк в поле не воин

На уровень кредитов влияет не только реальная экономика, но и регуляторная политика государства, особенно Нацбанка.

Тот заставляет коммерческие банки оставлять резервы на самые риски. И чем хуже ситуация в стране, тем больше денег банк обречен, согласно нормативам, оставлять неприкосновенными. В итоге банки закладывают в кредиты все больший дополнительный процент.

С одной стороны НБУ не может отказаться от чрезмерного резервирования, чтобы иметь подушку безопасности, с другой - основная миссия главной финучреждения страны — привести деньги в реальный сектор экономики.

В таком шпагате Нацбанк и живет много последних лет. Между тем не бывает панацеи от всех болезней сразу. То, что эффективно работало на потребительском рынке, привело к разрушению производственной отрасли.

Сегодня украинскую экономику надо не так спасать от последствий глобального кризиса, как бороться с украинским. И делать это целесообразнее путем стимулирования развития внутреннего рынка и переориентации экспорта из товаров с низкой добавленной стоимостью на товары с высокой добавленной стоимостью. Сделать это можно, кредитуя предприятия, запуская ресурсы в реальный сектор через банки.

При этом не следует забывать об определенных условиях получения таких денег и контроль за их целевым использованием. Один из выдающихся экономистов ХХ века Ялмар Шахт считал экономически неоправданными инвестиции, которые не способствовали воспроизводству рабочей силы и материальных ценностей. Именно этим рецептом следует воспользоваться и Украина. Все разговоры о «инновационные нанотехнологии» следует оставить, пока для их разработки не появится экономическая база.

Также следует продолжить политику «накачки ликвидностью». На практике это означает ведение политики «дешевых денег» путем отпускания инфляции в контролируемых пределах и повышение экспортного потенциала гривны, которую не следует укреплять ниже равновесного состояния (как это делали до сих пор). В последнее время на межбанке гривня относительно доллара подешевела. Возможно, это начало реализации политики стимулирования экономики, поскольку золотовалютные резервы сформированы на достаточном уровне — на 1 сентября 2010 Украина смогла восстановить их до уровня осени 2007-го. За август они увеличились в абсолютном исчислении на 6% и составили $ 32,691 млрд.



Резервы Нацбанка, млрд.. Долл.США


Ближайшее будущее кредитных ставок: снижение возможно, но не кардинальное

Высокие ставки по кредитам, учитывая политику «дорогих денег» и попытку «гасить инфляцию бензином» с помощью повышения ставок привели к закономерному результату: кредитование прекратилось.

У банков начали расти проблемные кредиты. Финучреждения повысили ставки, потому были вынуждены осуществлять крупные отчисления в резервы (по требованию Нацбанка) и компенсировать уменьшение прибыли.

Для сбалансирования системы закономерным решением регулятора стало снижение ставок по краткосрочным кредитам овернайт. Таким образом НБУ создает предпосылки для оживления кредитования коммерческими банками, однако кардинального снижения кредитных ставок сейчас ожидать не стоит. Значимым фактором, определяющим конечную стоимость кредитов, ставка рефинансирования, по которой банки получают ресурсы регулятора на длительный период.

Пока не обновятся у банков кредитные портфели, пока не будет решен вопрос с проблемными займами (доля которых на 1 августа 2010 составила 11,6% кредитного портфеля банковской системы, или 83,4 млрд грн), относительно низких ставок ожидать не следует.

Дешевые кредиты в нашей стране могут быть только в одном случае: если Украина станет эмитентом мировой резервной валюты и ее экономика будет строиться по примеру США на долговом принципе. Однако сейчас гривня не свободно конвертируемая, поэтому ее стоимость зависит от соотношения с другими валютами, а следовательно, от того, во сколько она будет оценена внутри страны.

Нацбанк не может накачивать экономику ликвидностью, не покрытой активами (как это делает ФРС, поскольку иметь дешевые кредиты США простым регулированием количества долларов в обращении). В Соединенных Штатах есть куда сбыть эти доллары (МВФ, Всемирный банк, венчурные и хедж-фонды, страны третьего мира и т.д.), а мы не можем работать на «дешевых деньгах» и иметь кредиты под 2-5% годовых.

Этого не позволяет модель экономики товарно-сырьевого типа, сформировавшейся в Украину. Так, гривню НБУ напечатать может, но куда ее девать? Ведь при отсутствии внешних рынкам для сброса избытка валюты прежде встанет проблема инфляции (вспомним гиперинфляцию 1993-1994 годов на уровне 10 200% годовых), а затем и очередного коллапса экономики. Выдержит ли страна (возможной) деноминацию обесцененной гривны, какой будет судьба украинской валюты — вопрос риторический.

Украина может предельно низко опустить процентные ставки по займам, но для действительно дешевые кредиты могут появиться только тогда, когда будет перестроена вся экономика. Потому мыльных
кредитых пузырей в ближайших время уже не будет.


@темы: В_Б, активы, банки Украины, займы, кредиты физлиц, кризис. экономика, финансы

Зеркало блога Владимира Беляминова belvol.livejournal.com

главная