Записи с темой: финансы (список заголовков)
21:20 

Возможно ли сейчас на Украине восстановить докризисные темпы строительства жилья?

По мнению эксперта ИА REX по привлечению капитала на международных финансовых рынках Дмитрия Бабаева, без целевых программ и конкретных исполнителей распоряжение премьер-министра Украины Николая Азарова о возобновлении докризисных темпов жилищного строительства не принесёт практического результата.

«Азаров приказал, чтобы коровы меньше ели и давали больше молока. Коровы в едином порыве... То же и со строительством. Средства выделены? Нет. Изменения в законодательство есть? Нет. Льготы банкам под ипотеку? Нет. Распоряжение со сроком выполнения в три года. Просьба государственным чиновникам, без точных имен и должностей. Зато. если строительство таки поднимется, хоть немного — будет понятно, чья заслуга», — отметил эксперт.

 

Эксперт ИА REX по вопросам новых стратегий управления в сфере архитектуры и градостроительства Виктор Глеба, считает, что в условиях рыночной экономики государственное регулирование темпов строительства фактически невозможно осуществить в таком объеме.

«Судя по всему, премьер просто не понимает, что эпоха социализма прошла и вернуть её нельзя. Нет у нас ГОСПЛАНА СССР, нет государственных механизмов регулирования олигополий земли и недвижимости. Строительство жилья нельзя регулировать „с кресла“. Бум 2005 — 2008 годов был спровоцирован „дешевизной денег“ и доступом к длинным кредитам под проекты строительства недвижимости. Инвестиционные портфели формировались из бумаг, на которых красовались подписи чиновников, согласования, заменяющие банковским клеркам государственные гарантии. Пирамиды кредитов и толпы „инвесторов нулевого цикла“ — это когда выкупались квартиры в ещё недостроенном доме, приводили к подогреву рынка и формированию ассиметричной цены за 1 квадратный метр. Сложная система получения прав на землю и разрешений на строительство увеличивала спрос на готовые документы. При этом квартиры строились как средство вложения нестабильных денег, а не как место жительства», — рассказал эксперт.

Виктор Глеба также отметил, что застой на рынке недвижимости спровоцирован ситуацией, когда у тех, кто нуждается в улучшении жилищных условий, нет средств, а те, у которых такие средства есть, хотят инвестировать их в прибыльные проекты.

«Те, кто нуждается в жилплощади для проживания, получают зарплату, на которую им и за 200 лет эти квартиры не купить. Падение цен на первичном и вторичном рынках земли и недвижимости делают невыгодным вливание денег в незаселённые квартиры, аренда также не очень высока и не приносит былой ликвидности тем, у которых и деньги и недвижимость уже есть», — подчеркнул эксперт.

Он также придерживается мнения, что еще одним моментом, который тормозит строительный бум, является нестабильность инвестиционного и правового поля. «Вышедший закон о регулировании градостроительной деятельности скорее нужно назвать законом о дерегуляции и денонсации государственных экспертиз и согласований. Да, бизнесу уже не нужно идти на поклон к чиновнику, но кроме этого чиновника никто не знает информации о зонинге, кадастре, условиях и ограничениях застройки территорий. Наступает патовая ситуация, когда уже никто не понимает, куда нужно идти и какой порядок оформления документов.

Кроме того, нет „информационных карт“ в единой системе координат (геоинформационных систем) для формирования бизнес-планов. Информации о рынках, территориях, земучастках в свободном доступе просто нет», — отметил Виктор Глеба.

Для роста темпов строительства жилья необходимо активное кредитование. Об этом рассказал эксперт ИА REX Владимир Беляминов.

«Возобновление активного кредитования строительных проектов — это тот движитель экономики, способный сдвинуть с мертвой точки рынок ипотеки, который был заморожен в кризисные 2008-2009 года. Обвалившийся с приходом кризиса рынок сегодня потихоньку начинает оживать, прежде всего, за счет мобилизации ресурсов банковского сектора. Украинские банки уже обладают значительным запасом ликвидности для работы, однако полноценной работы банковской системы без наращивания объемов активных операций (кредитования) ожидать не стоит», — отметил Владимир Беляминов.

Он также подчеркнул, что мало привлечь ресурсы, их необходимо эффективно разместить, прокредитовать успешные проекты, которые не лягут проблемным бременем в портфели банков и не станут причиной роста объемов «токсичных активов», как это было во время кризиса.

По его словам, заявление премьер-министра Азарова о необходимости активизации рынка кредитов означает придание ускорения нормализации работы финансово-экономического сектора, ведь для развития рынка кредитов ставки по займам должны быть сопоставимы с уровнем развития экономики и доходами населения. «При существующих условиях кредитования от отечественных банков обслуживать свои займы в состоянии лишь те, кто имеет очень высокий уровень доходов. Через активизацию внутреннего спроса, запуск кредитного механизма в стране, цель — выход из кризиса — будет иметь дополнительный стимул. Банки должны кредитовать, без этого нет оборота капиталов в экономике, без этого она не продуцирующий национальный ВВП-организм, а зомби, подписывающийся только за счет внешних займов (МВФ и прочие финансовые институты — кредиторы Украины)», — отметил эксперт.

Напоминаем, что премьер-министр Украины Николай Азаров распорядился возобновить на Украине докризисные темпы строительства жилья.

Постоянный адрес размещения материала

 


@темы: банки Украины, ипотека, кредиты, финансы, экономика

10:42 

Власти Украины изменяют порядок снятия вкладов с депозитов

Национальный банк Украины (НБУ) подготовил к рассмотрению в парламенте законопроект, меняющий порядок выдачи депозитов физическим лицам до окончания срока действия договора. НБУ предлагает в нем два основных момента. Во-первых, деньги владельцу депозита обязаны выдать досрочно, но не сразу, а в течение месяца с момента письменного обращения клиента. Во-вторых, НБУ имеет право вводить временный мораторий на досрочное снятие вкладов при наступлении признаков кризисной ситуации.

Эксперт по привлечению капитала на международных финансовых рынках Дмитрий Бабаев, эксперт по финансовому и экономическому маркетингу Владимир Беляминов, замглавы комитета Верховной Рады по вопросам финансов и банковской деятельности, народный депутат Евгений Царьков в интервью корреспонденту ИА REX рассказали о возможных последствиях принятия такого закона.

ИА REX: Как вы относитесь к этим изменениям?

Дмитрий Бабаев:

Одобряю оба положения полностью. Поскольку банки не только должны получать и выдавать вклады, но и пускать эти деньги в работу, им нужна хоть какая-то минимальная предсказуемость со сроками возврата денег. Ни один банк не сможет выдать все вклады по первому требованию при возникновении паники — и этот месяц нужен для того, чтобы собрать необходимую сумму и, если это нужно, обратиться к помощи регулятора.

А второе положение лишь подтверждает уже существующее на рынке статус-кво.

Владимир Беляминов:

Подобными действиями НБУ пытается оградить украинскую банковскую систему от возможных рисков, связанных, прежде всего, с эмоциональной составляющей главных кредиторов финучреждений — населения. Доверить банку свои сбережения клиенты могут на основании депозитного договора, в котором, в частности, четко указывается на какой срок и на каких условиях размещается вклад. Опираясь на Гражданский Кодекс Украины, а в частности его 526 статью, можно сказать одно — обязательства банка перед вкладчиком должны выполняться надлежащим образом и с соблюдением всех условий договора.

Поэтому, если будут приняты изменения в порядок выдачи депозитов, это должно будет прописываться в договоре вклада между клиентом и банком, а значит, подписывая с банком договор, вкладчик уже ознакомлен со всеми условиями сотрудничества. Если в договоре будут очерчены все условия сотрудничества, а клиент будет знать, когда он сможет получить свои сбережения, то и клиент будет знать, что свои сбережения он получил, и банк будет знать, на что рассчитывать, ведь средства клиента — это пассивы банка, от эффективного управления которыми зависит ликвидность финучреждения (способность выполнять свои обязательства перед кредиторами, по текущим платежам и прочее). Банки будут готовы учитывать погашение своих обязательств в установленный срок и готовиться к этому, а не спонтанно, что, безусловно, позволит управлять ликвидностью финчреждения более прогнозируемо и эффективно.

Уже была памятная ситуация с «Проминвестбанком», который осенью 2008 г. чуть не «лег» от того, что вкладчики начали мгновенно изымать свои сбережения, что стало причиной снижения ликвидности финучреждения и вылилось в назначение в банк временной администрации НБУ с введением моратория на удовлетворение требований кредиторов (вкладчиков). Ситуацию с «Проминвестбанком» удалось таким образом нормализовать. Поэтому, на мой взгляд, если документ будет принят, то все стороны процесса не будут в накладе. Конечно, вопрос можно рассматривать эмоционально, что, мол, клиенты не имеют доступ к своим деньгам, а банкиры на них наживаются. Однако при ближайшем рассмотрении ситуация носит сугубо экономический характер, ведь риски несут все стороны сделки — и клиент (кредитор банка) и банк. Банки таким образом будут защищены от риска потери ликвидности, а клиенты будут понимать, что имеют дело с платежеспособным банком, в котором их вклады точно не пропадут и который эффективно управляет своей деятельностью.

Введение моратория на досрочное снятие вкладов, как это было, я уже помянул на примере с «Проминвестбанком», а также с другими банками, которые получили возможность не выдавать вклады в разгар финансового кризиса постановлением № 319 от 11 октября 2008 — все это были мерами по стабилизации кризисных явлений. В этом и заключается регуляторная деятельность Нацбанка, поскольку если «ляжет» вся банковская система, рухнет и экономика, это аксиома. Безусловно, без на то потребности никто не будет вводить моратории на досрочное снятие вкладов, однако если того потребует ситуация, временно, действия регулятора будут носить лишь стабилизирующий характер.

Евгений Царьков:

Этот закон нужный, но его необходимо доработать. Надо четко прописать, что такое «кризисная ситуация».

Напоминаем, что 7 апреля Национальный банк Украины подвел итоги публичного обсуждения возможности досрочного снятия депозитов. Национальный банк Украины ранее предлагал банкам полностью запретить досрочное снятие срочных вкладов, кроме случаев, требующих от вкладчика срочных денежных расходов, но по итогам публичного обсуждения несколько смягчил требования.

Специально для ИА REX

 

Посты по теме:

Как раздувался и лопнул украинский финансовый пузырь


@темы: НБУ, Украина, банки Украины, вклады, депозиты, депозиты физлиц, законодательство, финансы

16:03 

Причина конфликта вокруг Ливии — попытка Каддафи повторить подвиг де Голля и свергнуть доллар

Тот факт, что военная интервенция Ливии со стороны якобы союзников по демократии (США и Франции) является сегодня фактом экономической агрессии все более и более осязаем. Войны — это всегда передел ресурсов. Главный ресурс XXI века — это рычаги мировой финансовой системы, ведь, как известно, деньги правят миром, деньги заставляют земной шар вращаться.

Почему именно США и Франция так активно занялись наведением порядков в Ливии?
На первый взгляд присутствие Франции в этом военном альянсе можно относить на сведение личных счетов президента Саркози в ливийским лидером Муамаром Каддафи, который ссужал французскому лидеру финансовый ресурс для обеспечения политических целей. Однако после более детального углубления в проблему, я увидел желание все тех же «страна с победившей демократией» продолжать наращивание своего долга (попросту говоря впаривать никакому ненужные бумажки с американскими президентами дуракам в мире как бусики из стекла туземцам). И все так же в обмен на главный ресурс всего человечества — золото.

Ни для кого из экономистов не секрет, что эквивалентом стоимости ресурсов является их ликвидность, попросту говоря, обратимость. Если золото (иже нефть) можно обратить в денежную массу — значит обладатель сего «рычага» может иметь способ повлиять на экономику. У кого есть нефть и золото — тот владеет ситуацией и контролирует ее. У кого есть то, что нужно всем — правит миром. Раньше миру нужны были доллары, сегодня они никому не нужны. Поэтому это и стало как никогда актуально, ведь американская валюта, облажавшись во время финансового кризиса, перестала внушать доверие, а страны, главные держатели гособязательств США (попросту говоря, дававшие Америке реальную финансовую подпитку из своих экономик) все чаще высказываются отрицательно от желания оставаться дойными коровами для все той же «демократической экономики» Нового Света. Размещение Америкой своих обязательств на счетах Казначейств ведущих мировых стран (России, Китая, той же, предположу, Франции) — является фактом, уходящим в историю. Уже и Китай высказывался за возврат к золотому стандарту и привязку своего юаня к золоту.

Подобно другим ведущим мировым странам, президент Ливии Каддафи также высказывался за введение единого золотого динара в странах-экспортерах нефти (на Ближнем Востоке). Это грозило обернуться для США реальной катастрофой и крахом всей финансово-банковской системы Нового Света, построенной на правиле частичного обеспечения, а фактически — деньгах из воздуха.

Разве можно было позволять Каддафи задавать тон мировой экономике, да еще и в регионе, в котором традиционный исламский банкинг является основой финансовой стабильности? Ведь тогда бы главный потребитель нынешних мировых благ, Ближний Восток, сидящий в прямом и переносном смысле на нефти, был бы центром мировой экономики, находясь при этом в полном антагонизме к США? Конечно же ответ очевиден и отрицателен. Против полковника Каддафи началась крупнейшая военно-экономическая операция, прикрываемая, как обычно, желанием борьбы за (или за, или какая разница) демократию.

Подобный «трюк» уже хотел провернуть де Голль, который и был отправлен в отставку (фактически свергнут). Француз позарился на святая святых США, на американский доллар, объявив публично в феврале 1965 г. о том, что его страна отказывается использовать доллар как расчетное средство и обменял у США их бумагу в эквиваленте 1,5 млрд. долларов на золото.

Вот одна из причин военного конфликта вокруг Ливии.

Посты по теме:

ФРС довела США до ручки
Кризис прет через Атлантику
Почему американский финансовый кризис разбился об исламский банкинг
МВФ «сливает» золото
Экономике США выгоден дешевый доллар

@темы: Каддафи, Ливия, США, геополитика, геоэкономика, доллар, финансовый кризис, финансы

22:12 

Банковский сектор Украины: чем живы и как жить дальше

В общем, что делать и как быть, все, кто работает в банковской системе знают — повышать качество активов. Сегодня для банков это является самым актуальным вопросом. Не менее актуальным ответом становится привлечение качественного заемщика, способного обслуживать кредиты и не ухудшать качество кредитного портфеля. Таких в посткризисной Украине очень мало.

Сегодня прочел материал в «2000» о том, как государство под давлением МВФ в разгар финансового кризиса в Украине и шторме в банковской системе вливало ликвидность (деньги) в банковский сектор, как тасовались активы и пассивы по банковской системе из одного подконтрольного государству вбанка в другой в 2009-2010 гг. и что вылилось в объективную картину: без качественного менеджмента и изменения в подходе к ведению бизнеса дела не будет.

-----------------------------------------------------------

-> В разгар кризиса Кабинет Министров и НБУ решили спасать системные банки от краха многомиллиардными вливаниями бюджетных средств в их капиталы. На этот путь Украину толкали «советники» из МВФ и других международных финансовых институций. Зависимость от них украинских властей привела к серьезным ошибкам, расплачиваться за которые придется будущим поколениям, а отвечать — некому.
 

О главных просчетах «пожарных от власти» во время кризиса, а также о том, почему ни Кабмин, ни НБУ в выборе пути спасения банковской системы не прислушались к отечественным ученым, — в интервью с президентом Ассоциации украинских банков Александром Сугоняко и доктором экономических наук, профессором кафедры банковского дела Киевского национального экономического университета им. Вадима Гетьмана Михаилом Савлуком.

Не туда

— С начала кризиса государство выделило на спасение крупнейших проблемных банков около 17 млрд. грн. Михаил Иванович, правильные ли были предприняты меры — увеличение капитала финучреждений? Или рекапитализация стала очередной аферой национального масштаба?

— Михаил Савлук: Я считаю, что спасать банки от нехватки ресурсов нужно было через Центральный банк, используя рефинансирование. То есть на сугубо рыночных, коммерческих основаниях. НБУ должен был выделить всем нуждающимся финучреждениям кредиты на год или на 10 лет (в зависимости от состояния банка) и проконтролировать целевое их использование. Мол, мы даем деньги, а вы, ребята, будьте добры, поднатужтесь, поставьте банк на ноги и деньги верните. Не вернете — пойдете под суд.

— Почему же был выбран иной путь?

— М. С.: Как уже сейчас становится ясно, на Кабмин оказывал давление МВФ. Его представители в Украине настойчиво советовали, чтобы правительство выкупило несколько банков, потому что так сделали США. Дескать, смотрите, как там хорошо получилось, попробуйте и вы.

Я же до сих пор считаю, что так делать не надо было. Никакой национализации! Иностранцы настаивали на этом, не зная нашей ситуации. У нас ведь не как у всех. Получается хорошо только тогда, когда мы у государства забираем, приватизируем, а не наоборот. А что остается в госсобственности (или передается государству), то разворовывается, распадается, его стоимость доводят до ноля с одной целью — выкупить за бесценок.

И тут вдруг именно такой обратный ход — банки сделать государственными. А наши разворовыватели бюджета — настолько великие профессионалы, что сберечь эти банки уже как государственные не было никакой перспективы. Я об этом открыто заявлял в конце 2008-го, в начале

2009-го на «круглом столе» в НБУ. Но тогда уже было поздно что-то кому-то доказывать. Да и слушать не особо хотели. Решили — а, попробуем! Не своими же деньгами рисковали.

— Но ведь НБУ активно выделял рефинансирование банкам в 2008— 2009 гг. Достаточно было увеличить суммы?

— М. С.: Да, НБУ дал тогда около 100 млрд. грн. рефинансирования. Но кому он давал его в первую очередь? Тому, у кого были большие внешние долги и поджимали сроки погашения. А банки, которые власть решила докапитализировать, лишились масштабной поддержки регулятора.

— На НБУ, как и на Кабмин, давили международные финансовые институции?

— М. С.: Давление было, но раньше, когда НБУ давал добро на привлечение внешних долгов (см. интервью с Александром Сугоняко в «2000», №9 (548) от 4—10 марта 2011 г., стр. В1, В2). А с осени 2008 г. у Нацбанка просто не оставалось выбора — он сам был заинтересован в том, чтобы не объявили дефолт страны. Ведь если бы НБУ не смог обеспечить банки валютой, чтобы они погасили долги, это был бы дефолт не только этих банков — последствия оказались бы трагичными для всей экономики.

Мы все к тому же понимали, что выход из кризиса будет возможен, только если мы не потеряем доступ к международному финансовому рынку. А если бы банки перестали возвращать иностранные долги, вряд ли нам кто-то дал бы денег в ближайшие лет пять. О кредитных линиях, в том числе от МВФ, пришлось бы забыть. Поэтому тогда нужно было беспрекословно погашать долги.

Сделала это власть, правда, слишком топорно, и общество справедливо подумало, что львиная доля денег, полученных как рефинансирование, вылилась на валютный рынок для разворовывания. А нужно было объяснить людям: рефинансирование было выдано банкам, чтобы те купили валюту и погасили долги, что теперь мы честные перед внешним миром и можем рассчитывать на новые кредиты. Молчание власти в той ситуации было стратегической ошибкой.

— Правильно ли я понимаю, что главными ошибками власти в спасении банков были только национализация и неправильная просветительская работа?

— М. С.: Не только. Власть позволяла себе подменять законные процедуры ликвидации теневыми схемами. Возьмем «Укрпромбанк», который стал первой большой фатальной жертвой кризиса. Ведь его вкладчикам можно было вернуть деньги путем открытого процесса ликвидации, продажи активов. Но что сделали правительство и НБУ? Пассивы передали «Родовид банку», а активы вначале оставили в «Укрпромбанке», а потом передали банку «Дельта». Причем активы передавали на каких-то не очень прозрачных и понятных условиях, не привлекая внимания общественности. А нужно было открыто передать их туда же, куда ушли пассивы, или прозрачно ликвидировать «Укрпромбанк».

Нужно было создавать ликвидационную комиссию, как того требует закон, назначить ликвидатора, продать активы. Кстати, по состоянию на 01.01.2009 г. активы «Укрпромбанка» составляли 16 млрд. грн. Если бы их реализовали при нормальной открытой процедуре ликвидации банка, этого хватило бы, чтобы выдать все вклады в «Укрпромбанке», и не пришлось бы ничего передавать в «Родовид».

— Александр Сугоняко: Не все так радужно, Михаил Иванович! Ведь половина активов «Укрпромбанка» были плохими. Это минимум. Даже у западных банков в период кризиса доля проблемных активов составляла 20—70%.

— М. С.: Это ваши предположения. А я сомневаюсь, что половина была плохой. Нужен был аудит. Его провели? Нет. А ликвидировали банк в течение почти двух лет. За это время можно было десять аудитов провести. И открыто сказать, какая там ситуация. Но этого никто не сделал. А можно предположить, что у банка были в целом хорошие активы, что их постарались спасти, оторвав от них пассивы банка. Цифрами и фактами докажите, что я ошибаюсь.

Цель непостижима

— А. С.: Я бы, прежде чем отвечать на ваши вопросы о ошибках, спросил: а какая была цель у Кабмина и НБУ в отношении этих банков в то сложное время? И какие реально ставились задачи для ее достижения?

Так вот, я думаю, что не ставилась цель спасти банки и помочь вкладчикам. Такая цель декларировалась. Думаю, прежде всего была задача тактически-политическая — не допустить банкротства системных банков и, как следствие, волны недовольства правительством со стороны клиентов этих банков. То есть цель была не спасти банки, а оттянуть решение проблем. Вот если бы власти хотели спасти банки и защитить вкладчиков, они бы воспользовались рекомендациями Михаила Савлука. И реализовали бы сугубо коммерческий проект по выделению и возврату рефинансирования. Цели формируют и средства их достижения.

— М. С.: Мне кажется, что Кабмин преследовал не только тактические, но и стратегические политические цели. Правительство, может, и хотело воспользоваться банками в популистских целях. Но считаю, что они неспроста выбрали именно те банки, которые решили спасать («Укрпромбанк», «Укргазбанк», «Родовид банк», «Киев»;). Во-первых, это все банки, крах которых мог вызвать волнения среди населения. А денег у Фонда гарантирования вкладов не хватало, чтобы враз всем вкладчикам выдать средства.

Во-вторых, это были очень привлекательные банки. «Родовид», например, имел большую филиальную сеть. «Укргазбанк» был близок к энергетическому сектору, он его активно кредитовал, а этот сектор был больным зубом правительства Тимошенко. «Киев» был очень тесно связан со строительством, финансировал много интересных объектов, причем как кредитами, так и прямыми инвестициями. У него были даже собственные строительные площадки.

А помните, были же тогда идеи у правительства, как развернуть масштабное строительство, дать рабочие места и пр. Вот эти банки и понадобились бы.

— А разве главной целью избранного Кабмином и НБУ пути не было перераспределение банковского сектора и некоторых отраслей украинской экономики? Вспомните, с чего все началось — с падения мощного «Пром-инвестбанка». Когда состоялась спланированная акция по дискредитации ПИБа, ни правительство, ни НБУ никак не отреагировали на это. Они не защитили украинский капитал от провокации. Чем все закончилось? Банк перешел в собственность российской Государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)». Не верится, что власть так просто «сдала» этот банк, который контролировал стратегически важные для страны залоги и обслуживал колоссальные денежные потоки.

— А. С.: Если я скажу, что «Проминвестбанк» действительно стал жертвой коммерческого проекта по его дестабилизации и захвату и что власть просто «сдала» его, думаю, буду недалек от истины. Если бы власть не хотела, этого бы не произошло. Ибо ПИБ имел большое значение для экономики страны.

— Но с рекапитализированными банками та же история. По факту они все еще не игроки на рынке финансовых услуг. Но рынок-то живет, и за счет этих банков выигрывают другие. Т. е. можно предположить, что конечная цель того пути, по которому пошло правительство, — за бюджетные деньги перераспределить банковскую систему таким образом, чтобы выиграли «свои», а «чужие» — канули в Лету.

— А. С.: Вы затронули очень болезненную тему. Наша власть — ни та, которая была, ни нынешняя — так и не отказалась от подхода к экономике, который определяется понятиями «свой — чужой». Хотя власть должна защищать интересы отрасли, а не своих игроков на рынке. Для власти не должно иметь значения, кто за каким банком стоит. За каждым банком стоит часть украинской экономики — клиенты и вкладчики. И банкротство каждого банка — это инсульт. Маленького банка — микроинсульт, большого — макроинсульт. С соответствующими последствиями для экономики и политики. Чем больший банк банкротится, тем большие социально-экономические проблемы возникают. И власть должна заботиться об интересах той части экономики, которая стоит за каждым банком, а не делить финучреждения по политическим цветам владельцев или по их близости к Олимпу. К сожалению, эта проблема остается актуальной.

— М. С.: Я бы не сказал, что целью было перераспределение банковской системы. Ведь почти все собственники украинских банков до кризиса были готовы продать их на Запад или куда-нибудь еще, лишь бы предложили цену. Да так, что если бы не кризис, большинство банков продали бы, наверное. Думаю, перераспределение могло произойти и раньше (но стоило бы гораздо дороже. — В. Б.) или произошло бы позже в случае успешной реализации намеченного плана. Ведь банки не навсегда планировалось сделать государственными. Мол, сейчас выкупим за бюджетный счет, оздоровим, поставим на ноги, сделаем их эффективными, прибыльными, и тогда они на рынке поднимутся в цене, мы их продадим, вернем деньги в бюджет и еще будем с наваром. Такая была идея.

— Помню, мы с коллегами-журналистами не раз спрашивали и. о. министра финансов Игоря Уманского, когда же он планирует приватизацию огосударствленных банков? И на каких условиях? А он не знал, даже ориентировочных планов не было.

— М. С.: Ну, тогда не до планов было. Нужно было думать, как выплатить зарплату бюджетникам, пенсии. Все делалось на ходу. Представители МВФ предложили — давайте попробуем. Главное было выбрать для спасения правильные банки, попослушнее.

— А. С. В самом деле, если учесть состояние, в котором находилась вся страна, говорить о каких-то стратегичесих расчетах не приходится. Были тактические цели. Выполнить бюджет, прежде всего в расходной части. Именно этим вопросом были заняты головы правительства. Но у многих чиновников было и другое — «куй железо, пока горячо». Проявилась генетическая склонность власть предержащих к присвоению общественной собственности.

— М. С.: Не просто склонность! Почву для злоупотреблений выбрали с подачи Запада. Авторы-то рекапитализации — эксперты МВФ. Но они, как я уже упоминал, не учитывают наших особенностей. И когда сегодня наши эксперты говорят, что нужно еще 12 млрд. долл., чтобы банки не обанкротились, те же представители МВФ уверяют, что этого делать нельзя. Мол, это зря выброшенные деньги. Однако сегодня эти средства найти легче, чем в 2009-м или 2010-м. Очевидно, и они уже хорошо разобрались у нашей ситуации.

Первым лицам — по банку


Александр Сугоняко и Михаил Савлук. Фото Виталия СИЧНЯ

— Но украинские ученые-экономисты предостерегали власть от неверных шагов. Почему вышло так, что отечественные эксперты остались не у дел, их просто не слышали?

— А. С.: Не слышали, потому что были зависимы. Для бюджета очень были нужны деньги МВФ.

К тому же чтобы реализовывать тактические цели, замутить воду и нагреть руки, ученые не нужны. У тех, кто заваривал всю эту кашу с рекапитализацией и перетасовкой активов, так заточены мозги, что никаких советчиков не нужно, сами знают, как вывести активы (читай — украсть). Обращаю ваше внимание, что к дискуссии между НБУ и Кабмином, что делать с банками во времена кризиса, не привлекли не только ученых из КНЭУ или Национального университета им. Т. Шевченко, но и Ассоциацию украинских банков, которая не стала ручной организацией, а продолжала защищать интересы отрасли. Это говорит о том, что оздоровление банков и защита их вкладчиков и клиентов приоритетом деятельности власти не были.

— М. С.: Если бы, кроме официальной задачи — помочь банкам выстоять, не было другой цели, может, нас бы и пригласили. А так, если есть еще некие подковерные цели, то кто же их будет раскрывать перед учеными, которые не всегда являются зависимыми людьми и могут об этом рассказать? Пока у нас за каждым государственным интересом будет скрываться еще чей-то интерес, наука будет работать сама по себе, а правительство — само по себе.

Да что ученые! Даже Совет НБУ (коллегиальный орган НБУ, который отвечает за стратегические вопросы развития банковской системы. — В. Б.) с начала 2010 г. еще ни разу не собирался. Наверное, в его услугах также отпала потребность.

— А. С.: Добавлю, что во время кризиса, который уместно сравнить с пожаром, власть думала не только как тушить огонь, но также и о том, что бы присвоить. У власти есть мародеры, для которых свой интерес выше любых государственных задач.

Нынешняя власть, хочет того или не хочет, должна брать ответственность за происходящее в банковской отрасли. А начинать нужно с честного диагноза. Чтобы четко понимать, в каком состоянии находятся банки и как минимизировать затраты общества для решения проблем экономического развития.

Как только Кабмин, НБУ и Администрация Президента станут на этот путь, им сразу понадобятся независимые эксперты, честный разговор, публичность. И мне кажется, что нынешняя власть это должна понять. Не спрячутся. Продолжать страусиную политику, особенно сейчас, когда все еще проседает доверие к банкам, — это путь в никуда. Изменить ситуацию к лучшему может только честное слово и такое же действие. Демагогия и грабеж опасны сейчас как никогда.

— Вот и дослушались «советников»... Инвестиции, которые должны были стать капитальными, в очередной раз проели, не так ли?

— М. С.: Именно. Капиталы проблемных банков с конца 2008 г. выросли на 16,5 млрд. грн. Но как и куда эти деньги выдавались? С капиталом-то проблем не было. Капитал нужно повышать, когда не хватает денег на выдачу новых кредитов, на увеличение активов. Но в данном случае не хватало элементарной ликвидности, были пустые корсчета. В итоге капиталом закрывали ликвидность. А раз ликвидность — то деньги тратились на текущие платежи. И в этом вопросе власть развязала руки новым руководителям из временных администраций. Они решали — кому заплатить и за что. В итоге деньги бюджета шли на оплату даже будущих услуг, а не на возврат вкладов. Этого-то не учли эксперты из МВФ, советуя нам путь рекапитализации.

— А. С.: ...А также что власть не будет особо беспокоиться насчет узаконивания процессов рекапитализации и движения активов и пассивов. Ведь активы и пассивы передавались от банка к банку без надлежащей нормативной базы. Нужно было просто ввести рынок в правовую неопределенность, чтобы реализовать свои личные интересы.

— Кто должен нести ответственность за этот беспорядок?

— М. С.: Не стоит сразу возлагать ответственность исключительно на НБУ. Поскольку в результате рекапитализации правительство стало собственником банков, оно и должно было обеспечить их нормальное функционирование. И кроме временного администратора, которого назначил НБУ, нужно было обязательно вводить в состав наблюдательного совета на должность главы ответственное лицо от правительства, желательно не ниже министра финансов или вице-премьера.

— Думаете, сработает?

— М. С.: В России работает, почему у нас не пойдет? Набсоветы государственных банков России возглавляют первые лица государства. Премьер-министр Владимир Путин стоит во главе наблюдательного совета «Внешэкономбанка», зампредседателя правительства — министр финансов Алексей Кудрин — «Внешторгбанка», председатель Центрального банка РФ Сергей Игнатьев — глава набсовета «Сбербанка». Эти политические фигуры несут ответственность перед обществом за порядок в финучереждениях.

А у нас неизвестно или непонятно, откуда берутся руководители государственных банков. Так же не делается! Эти банки не должны быть бесконтрольными со стороны государства. Не НБУ, а прежде всего правительства.

— А. С.: В самом деле, в Украине существует большая проблема — все сделано так, чтобы уйти от персональной ответственности за общественно важные дела. Вот Михаил Иванович говорил, что Путин отвечает за банк. И если у банка будут проблемы, окажутся задеты его личный имидж и авторитет, значит, его задача — не допустить этих проблем.

А у нас до сих пор этого нет, как нет и законодательного регулирования этого вопроса. И большинство бед именно от того, что власть избегает ответственности.

— М. С.: Думаю, здесь все намного сложнее. В период кризиса ярко проявилось недопустимое сращивание политики и бизнеса. Если Кабмин сидит и думает о бизнесе, мы будем иметь то, что имеем.

— А. С.: Ответственность власти предполагает разделение бизнеса и власти. Нет разделения, есть безответственность.

Перевести дыхание

— Что делать дальше? Правительство должно продолжать докапитализацию трех национализированных банков? Уже назывались цифры от 12 до 17 млрд. грн., в которых якобы нуждаются эти финучреждения плюс «Надра», который может пополнить ряды госбанков. Должны ли наши дети и внуки расплачиваться своими налогами за очередные вливания финансов в захудалые банки?

— М. С.: Докапитализацию по уже опробованному сценарию продолжать нельзя. Почему мы с вами как плательщики налогов должны покрывать затраты от неразумного управления банками?

— А. С.: Но у банков просто не хватает капитала для нормальной работы. Смотрите, 2009 г. «Укргазбанк», «Родовид», «Киев» и «Надра» закончили с отрицательным финансовым результатом. Убытки составили от 1,3 до 4,4 млрд. грн. (таб. №1). Чтобы перекрыть эти убытки, и нужна докапитализация.

— М. С.: При этом «Надра», который не получил от правительства ни копейки, допустил убытки в размере 1,3 млрд. грн., а «Укргазбанк», который значительно меньше, чем «Надра», и к тому же получил более 3 млрд. грн. из бюджета, — закончил 2009 г. с 4,4 млрд. грн. убытков. Дайте ему сейчас еще 3 млрд. грн., и в этом году его убыток будет 5 млрд. грн., чтобы был повод еще денег из бюджета просить.

Нужно не денег давать, а качество управления повышать. А как только в банках почувствуют, что можно легко получить дополнительный капитал, — ничего с управлением делать не будут. Будет та же анархия, что и раньше. И деньги будут уходить, как в черную дыру.

Финансовый результат банков по итогам 2009—2010 гг.,
млн. грн., данные АУБ

Банк2009 г.2010 г.
«Укргазбанк»–441610,06
«Родовид банк»–4216–4264,12
«Киев»–2988–220,70
«Надра»–13644,74

— Как вы оцениваете инициативу Кабмина передать депозиты банка «Надра» в «Укрэксимбанк», а «Родовид банка» — в «Ощадбанк»?

— М. С.: Это тот же подход, который использовался при передаче депозитов от «Укрпромбанка» в «Родовид» и себя скомпрометировал. А теперь из «Родовид банка» в еще какой-то банк передавать? Зачем это делается? Затянуть время? Понятно, что «Родовид» фактически находится в предбанкротном состоянии. Государство как собственник банка уже год не выполняет обязательств перед вкладчиками. Поэтому они и ищут выход.

Но если депозиты «Родовид банка» передать в «Ощадбанк», боюсь, что мы последний если не утопим, то как минимум посадим на мель.

Подчеркиваю: простая передача депозитов без основательного изменения менеджмента, тактики и стратегии работы финучереждения, которому передаются эти деньги, ничего не решает. Деньги, которые дополнительно вливаются, раскрадут, перенаправят на другие потоки, а депозиты как были не обеспечены ничем, так и останутся. Но будем иметь еще один нестабильный банк.

Впрочем, формально есть основания, чтобы подключить к этому процессу «Ощадбанк», потому что он получил на протяжении 2008— 2010 гг. одни из самых больших вливаний из бюджета в капитал. Он получил больше, чем требовалось с учетом объема его активов. Резерв капитала у него должен был быть. Поэтому он мог бы взять часть депозитов и увеличить свои активы без дополнительных вливаний крупных сумм из бюджета.

Но в самом ли деле его менеджмент способен решить эту задачу, у меня есть большие сомнения. «Ощадный банк» никогда не работал серьезно с коммерческой клиентурой. По большому счету единственное, что он может сделать, это формально прокредитовать НАК «Нафтогаз Украины» несуществующими деньгами.

Запад не поможет

— Возможно, проблему решит создание специального банка «токсичных активов»?

— А. С.: Такой банк нужен, но чтобы его создать, требуются ресурсы. Ведь взамен плохих активов необходимо давать деньги, а для Украины это минимум 80 млрд. грн. Вот и вопрос — за какие средства государство может скупать плохие активы?

Это США легко создавать такой банк с их монополией на мировую валюту доллар. А Украине, которая даже на своей территории не способна добиться монополии гривни, — это утопия. То есть тема интересная, но нереальная.

— М. С.: Я бы поддержал эту идею, если бы был уверен, что таким банком будут управлять не так, как управляют сегодня рекапитализированными банками. Это будет еще большая дыра, через которую станут вытягивать общественные средства.

— А. С.: Добавлю, что причину невозможности создания такого банка, как и решения многих других проблем отрасли, я вижу во фрагментации правительства — оно распадается на кланы, группы, подгруппы. И каждый фрагмент тянет бюджетное одеяло на себя. А они должны быть в стороне от государственной политики. И именно дефрагментацией правительства должен сегодня заняться президент, если он не хочет повторить судьбу Мубарака и Каддафи. Это не угроза, но альтернативы нет. Если сегодня власть не преодолеет фрагментацию самой себя, то исход один.

— Может, спасение в иностранных инвесторах?

— А. С.: В 1993 г. я в составе украинской делегации был в США, мы встречались с руководством JP Morgan Bank. Я спросил американских коллег — может ли Украина обойтись без иностранных инвесторов? И получил ответ: «Будет или не будет Украина развиваться — зависит только от украинского капитала. Развитие ее определяется украинским капиталом. А скорость уже будет зависеть от того, как быстро и в каком виде вы привлечете иностранный капитал для реализации ваших целей».

— М. С.: Но американский банкир не понимает наших особенностей. Наш национальный капитал в условиях, созданных нашим же государством, не хочет инвестировать в Украину, убегает в офшоры, а мы оказываемся с вакуумом. А свято место, как говорится, пусто не бывает. И идет к нам иностранный капитал. Он работает вместо нашего, национального в своих интересах. В нормальном же государстве такого быть не должно. И в первую очередь государству нужно работать над созданием благоприятных условий для своего капитала. Только если критически не будет хватать средств, можно брать в долг за границей. А иначе — нас с потрохами скупят иностранцы.

К слову, сегодня, по итогам кризиса, на украинский частный капитал в отечественной банковской системе приходится всего 34%. И он, национальный капитал, с удовольствием лишится этой ноши при первой же возможности из-за условий, которые создает родное государство.

Источник

@темы: АУБ, активы, банки Украины, ликвидность, финансы

15:25 

Базельский финансовый клуб

Десять раз в год — каждый месяц, кроме августа и октября — небольшая группа хорошо одетых мужчин приезжает в швейцарский город Базель. С небольшими чемоданами и атташе-кейсами в руках они отправляются в Euler Hotel, что напротив железнодорожного вокзала. В этот сонный городок они прибывают из совершенно разных мест, таких как Токио, Лондон и Вашингтон, Округ Колумбия, ради регулярных встреч самого эксклюзивного, секретного и влиятельного наднационального клуба в мире. У каждого из дюжины участников встреч есть отдельный кабинет в клубе с безопасными телефонными линиями связи с родиной. На службе у членов клуба состоит постоянный штат примерно из 300 человек, включая водителей, поваров, охранников, посыльных, переводчиков, стенографистов, секретарей и референтов. В их распоряжении также находится превосходная научная лаборатория и сверхсовременная компьютерная система, а также закрытый загородный клуб с теннисными кортами и бассейном в нескольких километрах от Базеля.

Членами этого клуба являются несколько влиятельных людей, которые ежедневно устанавливают процентные ставки, доступность кредита, а также денежную базу банков в своей стране. В их число входят руководители Федеральной резервной системы, Банка Англии, Банка Японии, Швейцарского национального банка и немецкого Бундесбанка. Клуб управляет банком с фондом, состоящим из наличных на сумму $40 млрд, правительственных ценных бумаг и золота, составляющего около одной десятой части доступного мирового объема драгметаллов. Прибылей, которые приносит аренда этого золота (стоимость которого уступает только запасам Форт-Нокса), более чем достаточно для оплаты расходов на содержание всей организации. А недвусмысленной целью этих ежемесячных встреч для избранных является координирование и, по возможности, контроль над всеми кредитно-денежными операциями развитого мира. Место собраний клуба в Базеле — это уникальная финансовая организация под названием Банк международных расчетов,или БМР.

БМР был основан в мае 1930 года европейскими и американскими банкирами и дипломатами для сбора немецких репарационных выплат после Первой мировой войны (отсюда и его название). Это было действительно экстраординарное соглашение. Хотя БМР был создан как коммерческий публичный банк, его иммунитет от правительственного вмешательства и даже налогообложения, как в мирное, так и в военное время, был гарантирован международным договором, подписанным в 1930 году в Гааге. Несмотря на то, что его депозиторами являются центральные банки, БМР зарабатывает на всех операциях. А так как его деятельность очень прибыльна, ему не нужны никакие правительственные субсидии или помощь.

Так как он также предоставлял европейским Центробанкам в Базеле надежное и удобное хранилище для их золотых запасов, он быстро стал банком для центральных банков. В связи с усугублением мировой депрессии в 1930-е годы и финансовой паникой, вспыхнувшей в Австрии, Венгрии, Югославии и Германии, управляющие ключевых центральных банков опасались, что без всесторонне координированных спасательных мер вся мировая финансовая система рухнет. Очевидным местом встречи для этой отчаянно необходимой координации был БМР, куда они в любом случае регулярно приезжали для организации золотых свопов и подписания соглашений о выплате ущерба от войны.

Даже несмотря на то, что изоляционистский Конгресс официально не позволял Федеральному резерву США участвовать в деятельности БМР или собственности в нем (акции БМР находились в ведении FirstNationalCityBank), председатель Феда тайно приезжал в Базель на важные совещания. Мировая кредитно-денежная политика была, очевидно, слишком важным вопросом, чтобы доверить его решение государственным политикам. Во время Второй мировой войны, когда страны, если не их центральные банки, принимали в ней участие, БМР продолжал свою деятельность в Базеле, правда, ежемесячные собрания временно прекратились. В 1944 году после обвинения со стороны Чехии в отмывании нацистского золота, украденного из Европы, американское правительство поддержало резолюцию на Бреттон-вудской конференции, призывающей к ликвидации БМР. Наивно полагали, что выполняемые им функции урегулирования и денежных расчетов мог взять на себя новый Международный валютный фонд.

Однако невозможно было заменить то, что существовало под маской международной клиринговой палаты: наднациональная организация по созданию и внедрению мировой валютной стратегии, чем не могла заниматься демократическая международная организация вроде ООН. Руководители центральных банков, которые не намеревались отдавать свой клуб кому-либо, тайно подавили американскую резолюцию.

После Второй мировой войны БМР превратился в главную клиринговую палату европейских валют, а за кулисами — излюбленным местом встречи глав центробанков. Когда в 1960-е годы доллар подвергся атаке, БМР пришел на выручку американской валюте, организовав крупные денежные и золотые свопы. Несомненно, была некая ирония в том, что, как отмечал президент банка, «Соединенные Штаты, желавшие ликвидировать БМР, неожиданно нуждаются в нем». В любом случае, Фед стал основным членом клуба, и либо его председатель Пол Волкер (Paul Volcker), либо управляющий Генри Уоллич (Henry Wallich) посещали каждый «Базельский уик-энд».

Вначале руководители центральных банков стремились к полнейшей анонимности своих операций. Их штаб-квартира находилась в заброшенном шестиэтажном отеле, Grandet Savoy Hotel Universe с пристройкой над примыкающим Магазином шоколада Frey. Они намеренно не размещали на двери вывеску БМР, так что банкиры и дилеры использовали кафе в качестве удобного ориентира. Именно в обитых деревянными панелями комнатах над магазином и отелем принимались решения о девальвации или защите валют, фиксировании цены золота, регулировании оффшорной банковской деятельности и повышении краткосрочных процентных ставок. И хотя своими действиями они создавали «новый мировой экономический порядок», по выражению Гуидо Карли (Guido Carli), управляющего итальянского Центробанка, общество, даже в Базеле, оставалось в полнейшем неведении относительно клуба и его деятельности.

Однако в мае 1977 года БМР отказался от анонимности, в соответствии с трезвым расчетом некоторых его членов, в обмен на более эффективную штаб-квартиру. Новое здание — восемнадцатиэтажный небоскреб в форме цилиндра, возвышающийся над средневековым городом как некий неуместный ядерный реактор, так называемая «Башня», быстро начало привлекать внимание туристов. «Это было последнее, чего мы хотели, — рассказал мне его президент д-р Фриц Лейтвилер (Fritz Leutwiler) во время интервью в 1983 году. — Если бы все зависело от меня, его бы никогда не построили». На протяжении разговора он неотрывно следил за экраном Reuters, где изображались колебания валют по всему миру. Несмотря на свою скучную наружность, новая штаб-квартира обладает всеми преимуществами роскошного помещения и швейцарской эффективности. Строение полностью обеспечено системой кондиционирования воздуха и автономного питания, имеет собственное бомбоубежище в нижнем подвальном этаже, трижды задублированную систему пожаротушения (чтобы никогда не пришлось вызывать пожарных снаружи), частную больницу и около двухсот миль подземных архивов. «Мы попытались создать полноценный клубный дом для руководителей центральных банков... дом вдали от дома», — поделился Гюнтер Шляймингер (Gunther Schleiminger), сверхкомпетентный главный управляющий, организовавший для меня экскурсию по зданию. На верхнем этаже с панорамным видом на три страны — Германию, Францию и Швейцарию — находится шикарный ресторан, используемый для проведения фуршетов для членов клуба, приезжающих субботними вечерами на «Базельские уик-энды». Все остальное время, кроме этих десяти случаев, этаж пустует.

Этажом ниже в просторных кабинетах заседает сам Шляймингер и его несколько сотрудников, курируя ежедневные задания БМР и контролируя деятельность на остальных этажах, будто управляя отелем в межсезонье. Три следующих нижних этажа — это апартаменты, зарезервированные для банкиров. Все они оформлены в трех цветах — бежевом, коричневом и рыжевато-коричневом — и в каждом из них над столом висит литография в этих же тонах. Каждый кабинет оборудован запрограммированными телефонами с быстрым набором, с помощью которых члены клуба нажатием одной кнопки напрямую связываются со своими кабинетами в центральных банках на родине. Совершенно безлюдные коридоры и пустые кабинеты с именными табличками, остро заточенными карандашами в стаканчиках и аккуратными стопками входящей корреспонденции на столах напоминают город-призрак. Когда члены клуба придут на следующую встречу в ноябре, обстановка, по словам Шляймингера, будет совершенно иной: за каждым столом будут сидеть разноязыкие администраторы и секретари, постоянно будут происходить совещания и заседания. На нижних этажах находится компьютерная сеть БМР, которая напрямую связана с системами центральных банков-участников и предоставляет мгновенный доступ к данным о мировом денежном положении и самому банку, где восемнадцать трейдеров, главным образом из Англии и Швейцарии, постоянно пролонгируют краткосрочные займы на международном евродолларовом рынке и предотвращают валютные убытки (одновременно продавая валюту, в которой выражен подлежащий выплате заем). Еще на одном этаже трейдеры, торгующие золотом, постоянно говорят по телефону, организуя займы в золоте банка для международных арбитражеров, таким образом предоставляя центральным банкам возможность получать проценты по золотым депозитам. Иногда бывает чрезвычайная ситуация, к примеру, продажа золота Советского Союза, требующая решения «начальства», как называют сотрудники БМР руководителей центробанков. Но большая часть операций стандартна, компьютеризованна и не связана с риском. На самом деле, устав БМР запрещает совершать иные операции, кроме краткосрочных займов. Большинство из них выдается на тридцать дней или менее, гарантируется правительством или обеспечивается золотом, размещенным в БМР. В прошлом году фактически на обороте миллиардов долларов, размещенных центральными банками, БМР заработал $162 млн. Будучи такими же опытными в этой сфере, как и БМР, сами центральные банки держат чрезвычайно компетентных сотрудников, способных инвестировать их депозиты. К примеру, немецкий Бундесбанк располагает превосходным подразделением международных операций и 15000 сотрудников — это, по меньшей мере, в двадцать раз больше штата БМР. Почему, в таком случае, Бундесбанк и прочие Центробанки переводят депозиты на сумму около $40 млрд в БМР и, таким образом, позволяют ему зарабатывать такие суммы?

Один из ответов — это, конечно, секретность. При смешении некой доли своих резервов в то, что представляет собой гигантский паевой фонд краткосрочных инвестиций, центральные банки создали удобную ширму, за которой они могут прятать собственные вклады и их изъятия в финансовых центрах по всему миру. И центральные банки явно готовы платить высокую цену за возможность действовать под прикрытием БМР.

Однако существует еще одна причина, по которой ЦБ регулярно размещают вклады в БМР: они хотят обеспечить ему достаточную прибыль, чтобы предоставлять остальные его услуги. Несмотря на свое название, БМР — это гораздо больше, чем просто банк. Снаружи он выглядит мелкой технической организацией. Лишь 86 из 298 его сотрудников являются профессионалами. Но БМР — это не монолитная организация: под панцирем международного банка, как китайские коробочки, укладывающиеся одна в другую, скрываются реальные группы и услуги, в которых нуждаются и за которые платят Центробанки.

Первая коробочка внутри банка — это совет директоров, состоящий из глав восьми европейских центральных банков (Англии, Швейцарии, Германии, Италии, Франции, Бельгии, Швеции и Нидерландов), который собирается по утрам вторника в каждый «Базельский уик-энд». Дважды в год совет также встречается с представителями центральных банков других стран. Таким образом, он обеспечивает формальный механизм взаимодействия с европейскими правительствами и международными бюрократическими организациями, такими как МВФ или Европейское экономическое сообщество (Общий рынок). Совет определяет правила и сферы влияния центральных банков, направленные на то, чтобы не позволить правительствам вмешиваться в процессы. Например, несколько лет назад, когда Организация экономического сотрудничества и развития в Париже назначила комиссию невысокого ранга с целью исследования достаточности банковских резервов, руководители центробанков восприняли это как вторжение в их сферу влияния и обратились за помощью совета БМР. Совет создал комиссию более высокого уровня, под управлением Банковского надзора в Банке Англии, чтобы опередить ОЭСР. ОЭСР поняла намек и прекратила свои попытки.

Для отношений со всем миром в целом существует еще одна китайская коробочка под названием Группа десяти, или просто «G-10». На самом деле в нее входят 11 участников, представляющих восемь европейских центробанков, американский Фед, Банк Канады и Банк Японии, а также один неофициальный член — руководитель Финансового управления Саудовской Аравии. Это влиятельная группа, контролирующая большую часть оборота капитала в мире, проводит долгие собрания по понедельникам «Базельского уик-энда». Именно здесь обсуждаются — если не всегда решаются — вопросы более широкого плана, такие как процентные ставки, рост денежной базы, экономическое стимулирование (или подавление), а также обменные курсы.

В непосредственном подчинении у Группы десяти и для обслуживания ее особых потребностей существует небольшая единица — «Отдел валютного и экономического развития» — который, в сущности, является ее частным аналитическим центром. Глава этого подразделения, бельгийский экономист Александр Ларнфалюсси (Alexandre Larnfalussy), присутствует на всех встречах Группы десяти, а затем поручает соответствующие исследования и анализ шести экономистам из числа сотрудников. Это подразделение также периодически выпускает «экономические меморандумы», дающие указания в соответствии с удобным курсом партии руководителям центробанков от Сингапура до Рио-де-Жанейро, хотя они и не являются членами БМР. Например, недавний меморандум под названием «Законы и свобода действий: эссе о денежной политике в инфляционной обстановке», вежливо обезвредил догму Мильтона Фридмана (Milton Friedman) и предложил более прагматичную форму монетаризма. А в мае прошлого года, как раз перед конференцией на саммите в Уильямсбурге подразделение выпустило синюю книгу с материалами по валютной интервенции центральных банков, устанавливающими границы и обстоятельства для каждого действия. При появлении внутренних разногласий эти синие книги могут выражать позиции, совершенно противоположные позициям членов БМР, но в целом они отражают мнение Группы десяти.

За ланчем на верхнем этаже Бундесбанка, который находится в громадном бетонном здании (под названием «бункер»;) во Франкфурте, его президент и высокопоставленный член правления БМР Карл Отто Поль (Karl Otto Pohl) пожаловался мне на однообразие «Базельских уик-эндов» в 1983 году. «Сначала происходит встреча по поводу Международного золотого пула, потом, после обеда, те же лица появляются на саммите Группы десяти, а на следующий день собирается совет директоров — без США, Японии и Канады — и устраивается заседание Европейского экономического сообщества, в котором не участвуют Швеция и Швейцария. Он отметил: «Это занимает много времени и сил, и никак не связано с реальным бизнесом». Как пояснил Поль во время нашего неспешного обеда, этим занимается другой уровень БМР, некий «тайный клуб».

Тайный клуб состоит примерно из полудюжины влиятельных руководителей ЦБ, которые находятся примерно в одном положении: кроме Поля, в него входят Волкер и Уоллич из Феда, Лейтвилер из Швейцарского национального банка, Ламберто Дини (Lamberto Dini) из Банка Италии, Харуо Маекава (Haruo Mayekawa) из Банка Японии и управляющий Банка Англии в отставке, Лорд Гордон Ричардсон (Gordon Richardson), председательствовавший на всех встречах Группы десяти за последние десять лет. Они все свободно говорят по-английски; в самом деле, Поль вспоминал, как однажды он обнаружил, что говорит с Лейтвилером по-английски, притом, что немецкий язык для обоих — родной. На этом же языке все они говорят и с представителями правительств. Поль и Волкер оба подчинялись своим министрам финансов; они тесно сотрудничали друг с другом и с Лордом Ричардсоном, тщетно пытаясь защитить доллар и фунт в 1960-х годах. Дини в МВФ в Вашингтоне решал многие подобные проблемы. Поль тесно сотрудничал с Лейтвилером в соседней Швейцарии в течение десяти лет. «Некоторые из нас — старые друзья», — сказал Поль. Что еще более важно, все эти люди придерживаются ясно сформулированной шкалы денежных ценностей.

Главная ценность, судя по всему, отделяющая тайный клуб от остальных членов БМР, состоит в убежденности в том, что центральные банки должны действовать независимо от внутренних правительств. Лейтвилеру легко придерживаться подобного убеждения, так как Швейцарский национальный банк находится в частной собственности (единственный ЦБ, не принадлежащий правительству) и абсолютно автономен. («Не думаю, что многие знают, как зовут президента Швейцарии, включая самих швейцарцев, — пошутил Поль, — но все европейцы слышали о Лейтвилере»;). Почти так же независим и Бундесбанк; как его президент Поль не обязан консультироваться с правительственными чиновниками или отчитываться перед Парламентом — даже по таким критически важным вопросам, как повышение учетной ставки. Он даже отказался летать в Базель на правительственном самолете, предпочитая свой лимузин марки «Мерседес».

Фед — чуть менее независим, чем Бундесбанк: предполагается, что Волкер должен периодически появляться в Конгрессе и, по меньшей мере, принимать звонки из Белого дома, но он не обязан следовать их рекомендациям. В то время как теоретически Банк Италии подчиняется правительству, на практике — это элитная организация, действующая самостоятельно и часто противостоящая правительству. (В 1979 году его тогдашнему управляющему Паоло Баффи (Paolo Baffi) угрожали арестом, но тайный клуб, используя анонимные каналы, пришел к нему на выручку). Несмотря на то, что четкие отношения между Банком Японии и правительством страны намеренно сохраняются в тайне даже для членов БМР, его председатель, Маекава, по меньшей мере, придерживается принципа автономии. Наконец, хотя Банк Англии находится под каблуком у британского правительства, Лорд Ричардсон был принят в тайный клуб из-за его личной приверженности к этому определяющему принципу. Но его преемника, Робина Ли-Пембертона (Robin Leigh-Pemberton), вероятно, не допустят в этот круг из-за недостатка соответствующих деловых и личных контактов.

В любом случае, с Английским Банком все ясно. Банк Франции считается марионеткой французского правительства; в меньшей степени, но, тем не менее, тайный клуб также воспринимает оставшиеся европейские банки как продолжение соответствующих правительств, таким образом, оставляя их в стороне. Второе и тесно связанное с предыдущим убеждение членов внутреннего клуба состоит в том, что политикам нельзя доверять решение о судьбе международной денежной системы. Когда Лейтвилер стал президентом БМР в 1982 году, он настоял на том, чтобы не допускать никаких правительственных чиновников на «Базельские уик-энды». Он вспоминал, как в 1968 году заместитель американского министра финансов Фред Деминг (Fred Deming) был в Базеле и остановился в банке. «Когда стало известно, что в БМР приехал чиновник из американского Минфина, — рассказал он, — трейдеры на рынке золота, подумав, что США собирались продать свое золото, устроили панику на рынке». За исключением ежегодной встречи в июне (называемой сотрудниками «пирушкой»;), когда первый этаж штаб-квартиры БМР открыт для официальных визитов, Лейтвилер пытался жестко придерживаться этого правила. «Если честно, — признался он, — мне вообще не нужны политики. Им не хватает здравого смысла банкиров». Это, по сути, подытоживает свойственную членам тайного клуба неприязнь к «возне с правительствами», как выразился Поль.

Участники внутреннего клуба также склонны к превосходству прагматизма и гибкости над любой идеологией, будь то Лорд Кейнс (Keynes) или Милтон Фридман (Milton Friedman). Вместо риторики или призывов клуб стремится разрешить кризис любыми средствами. Например, в начале этого года, когда Бразилия не смогла вовремя вернуть БМР заем, гарантированный центральными банками, тайный клуб вместо сбора денег с гарантов негласно решил продлить срок выплаты. «Мы постоянно ходим по канату без страховки», — пояснил Лейтвилер.

ПОСЛЕДНЕЙ и, на данный момент, самой важной догмой тайного клуба является убеждение, что когда колокол звонит по любому центральному банку, он звонит по ним всем. Когда Мексике в начале 80-х грозило банкротство, клуб волновало не столько благосостояние этой страны, а скорее, как выразился Дини, «стабильность банковской системы». В течение нескольких месяцев Мексика брала займы из фонда для краткосрочных кредитов на межбанковском рынке в Нью-Йорке — что позволялось всем банкам, признанным Федом — чтобы выплатить процент по своему внешнему долгу на сумму в $80 млрд. Каждую ночь стране приходилось брать в долг все больше, чтобы выплачивать проценты по операциям прошлой ночи, и, по словам Дини, к августу объем мексиканских займов составлял почти четверть всех «Федеральных фондов», как назывались эти однодневные займы в банковской среде.

Фед оказался перед дилеммой: если он неожиданно вмешается и запретит Мексике пользоваться межбанковским рынком в дальнейшем, на следующий день эта страна не сможет выплатить свой громадный долг, и 25% всех средств банковской системы окажутся заморожены. Но если Фед позволит Мексике брать новые займы в Нью-Йорке, в течение нескольких месяцев она засосет большую часть межбанковского фонда, вынудив Фед существенно увеличить денежную базу. Очевидно, эта ситуация была поводом для экстренного собрания тайного клуба. После разговора с Мигелем Мансерой (Miguel Mancera), директором Банка Мексики, Волкер немедленно позвонил Лейтвилеру, отдыхавшему в швейцарской горной деревне Гризона. Лейтвилер понимал, что вся система подвергалась угрозе взрыва финансовой бомбы замедленного действия: даже притом, что МВФ был готов предоставить Мексике $4,5 млрд, чтобы ослабить давление на краткосрочный заем, одобрение этого займа заняло бы несколько месяцев бюрократических проволочек. А Мексике был необходим срочный кредит на 1,85 млрд долларов, чтобы уйти с рынка однодневных займов, на что согласился Мансера. Но менее чем через сорок восемь часов Лейтвилер связался с членами тайного клуба и предоставил временный промежуточный кредит.

В то время как в финансовой прессе прозвучала информация о том, что $1,85 млрд поступили от БМР, практически все средства были предоставлены членами клуба. Половину дали Соединенные Штаты — $600 млн перечислили из стабфонда Минфина, еще $325 выдал Фед; остальные $925 млн, поступившие из депозитов Бундесбанка, Швейцарского национального банка, Банка Англии, Банка Италии и Банка Японии, депозитов, гарантированных этими центральными банками, номинально шли из БМР (сам БМР ссудил символическую сумму под залог мексиканского золота). В этой операции БМР практически ничем не рисковал; он просто обеспечил удобное прикрытие для внутреннего клуба. В ином случае всем его членам, а особенно Волкеру, пришлось бы подвергнуться политическому давлению из-за спасения развивающейся страны. Фактически они остались верны своим первостепенным ценностям: спасение самой банковской системы.

На публике члены внутреннего клуба разглагольствуют об идеале сохранения характера БМР, с тем, чтобы не превращать его в мирового кредитора последней инстанции. Однако негласно они, несомненно, будут продолжать свои манипуляции в защиту банковской системы, в какой точке мира не проявилась бы ее максимальная уязвимость. В конце концов, риску подвергаются, в первую очередь, деньги центральных банков, а не БМР. А тайный клуб также будет продолжать действовать под его маской и платить за это прикрытие соответствующую цену.
 

@темы: Базельский комитет, финансовый кризис, нормативная база, банки, финансы

22:04 

Банковская система Украины: от кризиса 2008-2009 гг. к стратегической трансформации

Продолжение. Начало Часть 1

График 4:


Полученные банками валютные средства направляются на кредитование преимущественно импортных товаров бытового назначения и автомобилей. Лидерами в этом направлении есть банки с иностранным капиталом.

В общественном отношении создается опасная иллюзия роста уровня жизни населения за счет кредитных средств. Происходит долларизация системы кредитования. Ценообразование на базовые активы страны (недвижимость, земля) утверждается в долларах. Кредитные ресурсы все больше направляются в потребительской сектор и на спекулятивные рынки и все меньше поступают в реальный сектор экономики (промышленность, сельское хозяйство).

Следующие диаграммы демонстрируют изменение структуры кредитного портфеля банков в указанный период. В частности, мы видим существенную диспропорцию кредитных портфелей банков в сторону потребительского кредитования: его доля в общей структуре возросла в 2,5 раза с 16 % до 39%.
Диаграмма 2:



В то же время, деструктивная  бюджетная политика приводит к опасным для экономики темпам инфляции (почти 20%).
В условиях значительной инфляции банки не могут обеспечивать достаточный уровень доходности по срочным вкладам и такой финансовый инструмент как банковский депозит начинает терять свою макроэкономическую стабилизирующую функцию.
Свободные средства населения направляются на рынки недвижимости и земли, создавая на них ценовые пузыри. Рост цен на рынке недвижимости на конец 2008 года по сравнению с уровнем 2004 года составляет почти 500% (!).
Внешнеторговое сальдо становится постоянно отрицательным и по итогам 2008 года составляет больше 14 млрд. долл. США или 11,7 % от ВВП.

Выводы:
- Двигателями экономического роста в 2005 - 2008 годах становятся: необоснованные бюджетные расходы, потребление в долг, торговля, т.е. сфера потребления, а не производство.
 
- В структуре ВВП постоянно  возрастала потребительская составляющая (в среднем, 75% в 2000-2004 годах до 86%  в 2009 году).
 
- Одним из ключевых факторов роста экономики в этот период выступают именно иностранные кредиты, заведенные преимущественно через каналы банков с иностранным капиталом.
 
- Ключевой элемент макроэкономической стабильности в этот период - положительное сальдо финансового счета страны (за счет постоянных внешних заимствований, преимущественно в форме краткосрочных и среднесрочных кредитов) - со временем перестает быть таким.
 
- В структуре кредитных портфелей банков в этот период формируется чувствительная нефункциональная часть (валютные кредиты, выданные населению). Банковская система не надлежащих образом выполняет функции кредитования реального сектора экономики, и таким образом также постепенно становится нефункциональным сегментом национального рынка капитала.
 
В указанный период наблюдается искажение структуры национальной банковской системы, которая перестает служить целям национального развития и все больше становится инструментом обеспечения интересов международных финансовых групп, главным образом путем захвата внутреннего потребительского рынка страны, что приводит, с другой стороны, к структурной деформации и деградации внутреннего производства.
 
 
Продолжение
Начало - Часть 1

@темы: АУБ, активы, аналитика, банки Украины, кризис, ликвидность, финансы

22:01 

Банковская система Украины: от кризиса 2008-2009 гг. к стратегической трансформации

В марте прошлого года я написал статью «Как раздувался и лопнул украинский финансовый пузырь», в которой рассказал о том, как на моих глазах банковская система Украины прошла путь от своего насыщения иностранными ресурсами и бурного подъема к финансовому кризису по-украински и росту кризиса ликвидности.

Сегодня ситуация более-менее определена, банки полностью определились с объемом проблемной задолженности в своих кредитных портфелях, в борьбе за снижение которой прошли два года жизни страны (2009-2010 гг.). Однако, проблемы еще не спешат отступать: в условиях отсутствия четкого механизма кредитования и четкой работы банков по наращиванию объемов активных операций (кредитования) говорить о полном избавлении системы от проблем еще рано. Но факт остается фактом: украинские банкиры вышли из кризиса «малой кровью» и поняли главное: заниматься высокорисковым кредитованием себе же дороже. «Деньги любят тишину и порядок», порядок в стране и тишину работы в режиме четкого понимания будущего своего финучреждения, его стратегических целей и путей их достижения..

О том, каким видится это будущее и прошлое — а
налитическая записка от АУБ (Ассоциации украинских банков) в оригинале представлена на украинском языке. Переводной вариант увидел на «Хвыле».
 

Уроки   банковского кризиса 2008-2009 лет и пути стратегической трансформации банковской области Украины
I. Назначение аналитической записки  и описание проблемы


Назначение записки заключается в обосновании необходимости обеспечения контроля национального капитала над банковской системой, как базового условия сохранения экономического суверенитета Украины.

Цели:
- Выявить взаимосвязь деятельности национальной банковской системы и реального сектора экономики.
- Оценить состояние банковской системы после активной фазы финансового кризиса.
- Оценить последствия допуска иностранного капитала в банковскую систему за последние пять лет и определить нанесенные убытки экономике Украины.
- Определить стратегическое направление развития банковской системы Украины после кризиса 2008 - 2009 лет.

Национальная банковская система Украины исторически формировалась на принципах привлечения национального капитала в ресурсную базу банков и трансформации этого капитала на потребность экономики. Соответственно этому формировались и системные отношения между банками и реальным сектором экономики, между банками и государством.
До 2005 года банки Украины осуществляли кредитование в подавляющем большинстве  реального сектора экономики. Банковская система сыграла важную роль в развитии экономики и преодолении кризиса государственных финансов 1998 года путем выработки приемлемых как для банков, так и для государства механизмов урегулирования кризиса. Поэтому Украина смогла избежать дефолта в 1998-1999 годах по внутренним государственным заимствованиям.
 
Но уже с 2005 года началось активное поглощение национальной банковской системы иностранным капиталом, от противодействия которому государство по сути отказалось. Оно не смогло выработать стратегического видения перспектив создания национальной банковской системы.
В этот период государственные органы власти фактически не удосужились на законодательном уровне определить стратегическое значение национальной банковской системы для интересов страны и ограничить предельный уровень участия иностранного капитала в капитале банков.
Приход иностранного капитала в украинские банки состоялся под отвлекающие разговоры о целесообразности привлечения в экономику страны дешевых иностранных ресурсов. Это был первый миф. Стремительный рост иностранного капитала в структуре банковской системы Украины не привел ни к удешевлению кредитных ресурсов для реального сектора экономики, ни к привлечению прямых инвестиций в приоритетные области экономики. В отличие от указанных выше ожиданий, происходила опасная концентрация спекулятивного капитала в виде коротко- и среднесрочных валютных кредитов лишь на нескольких рынках: недвижимости, земли, автомобильном, потребительском. В свою очередь, это привело не только к стремительному росту цен на базовые товары этих рынков (жилье, землю, автомобили, бытовые товары), но и к крайне опасной деформации торгового баланса страны, дефицит которого на конец 2008 года составил почти 15 млрд. долл. США. К этому следует добавить долларизацию кредитных отношений, особенно с населением, когда, например,  почти 80% ипотечных (т.е. долгосрочных кредитов) номинировались в иностранной валюте.
Благодаря гипертрофированному наращиванию потребительского кредита, инициированному банками с иностранным капиталом в виде разветвленной сети кредитных продуктов, которые направлялись на приобретение импортных товаров, происходила опосредствованная трансформация кредитной задолженности населения (номинированной в иностранной валюте) в отрицательное сальдо внешнего торгового баланса страны.
Вследствие этого особенно мощный удар финансово-экономический кризис нанес именно по населению и отношениям по оси вкладчики - банки и банки - заемщики.  Ведь во время кризиса Правительство и НБУ для выравнивания платежного баланса (а фактически для исправления своих ошибок, допущенных в период 2005 - 2008 лет) были вынуждены обратиться к глубокой девальвации национальной валюты - гривны. Девальвация составила почти 60 %, сравнивая с уровнем июля 2008 года, и именно на индекс девальвации гривны произошло удорожание всех прежде выданных валютных кредитов, стабильное обслуживание которых со стороны населения и предприятий стало практически невозможным.
 
Опыт работы в условиях финансового кризиса в Украине развеял еще один миф, созданный накануне: о возможности полного обеспечения ликвидности иностранных банков в Украине за счет средств материнских компаний. Как показала жизнь, финансовая помощь материнских структур не покрыла в полном объеме отток средств из их дочерних банков в Украине. Компенсация утраченной ликвидности также частично происходила и за счет рефинансирования и стабилизационных кредитов НБУ, непогашенный объем которых в системе на сентябрь 2010 года составил почти 70 млрд. грн. В то же время банки с национальным капиталом (преимущественно малые и средние банки) получили  незначительную долю помощи со стороны НБУ, а реальный сектор экономики вообще остался без государственных инвестиций в период 2008-2009 годов.
 
Финансовый кризис высветил проблему  разделения банковской системы на фрагменты. О фрагментации банковской системы, как одной из стратегических ошибок прошлой власти, пойдет речь ниже, а сейчас констатируем фрагментацию банков Украины в виде таблицы (Табл.1) состоянием на 01.07.2010 г.:
Табл.1

Основные показатели деятельности банков по группам за источниками происхождением капитала, состоянием на 01.07.2010 г.

(млрд.грн.)

Показатель Банки с украинским капиталом в том числе: Банки с западным капиталом Банки с русским капиталом
Вместе
Государственная форма собственности1 Негосударственная форм собственности
  Количество банков в группе

115

5

110

39

10

164

1 Активы

431,11

152,69

278,42

367,59

78,62

877,31

  Доля группы в общем объеме, %

49,14

17,40

31,74

41,90

8,96

100,00

2 Собственный капитал

77,60

38,13

39,47

38,25

9,71

125,56

  Доля группы в общем объеме, %

61,81

30,37

31,44

30,46

7,73

100,00

3 Соотношение (Собственный капитал/Активы), %

18,00

24,97

14,18

10,41

12,34

14,31

4 Кредитный портфель

312,32

106,48

205,84

295,46

63,34

671,12

  Доля группы в общем объеме, %

46,54

15,87

30,67

44,03

9,44

100,00

4.1 в т.ч. Кредиты, физический лицам

55,58

11,14

44,44

135,20

8,68

199,47

  Доля группы в общем объеме, %

27,86

5,58

22,28

67,78

4,35

100,00

  Депозиты, вместе

216,98

59,35

157,62

167,78

35,52

420,27

5 Депозиты физический лицам

132,35

36,15

96,20

84,42

20,51

237,27

  Доля группы в общем объеме, %

55,78

15,23

40,54

35,58

8,64

100,00

 
1Показатели  подгрупп: доли банков "государственная форма собственности" и "негосударственная форм собственности" (банки с украинским капиталом) рассчитанные к общему значению по системе.
 
Можно с уверенностью сказать, что фрагментация банковской системы Украины осталась без внимания государства. Ни одна из ветвей власти не увидела угрозы в этом процессе для финансовой системы страны, хотя такая угроза есть одной из наиболее значащих для безопасности страны.
Кризис 2008 - 2009 годов наглядно продемонстрировал неэффективность существующих методов государственного регулирования финансового сектора Украины, а также указал на ошибочный вектор развития системы государственного регулирования и надзора.
Сегодня в Украине, как и в мире в целом, сложилась благоприятная ситуация относительно выработки новой стратегии создания национальной банковской системы и  восстановления доверия общества к ней. Кризис дает шанс.
Перед властью и Национальным банком Украины,  участниками финансовых рынков стоит задача - выработать новые стандарты банковского надзора, определить новые принципы формирования банковской системы, стратегические цели ее развития, назначение банков в Украине.
Качество новых стандартов банковского надзора, их соответствие современным требованиям к состоянию банковской системы, их соответствие нуждам ее дальнейшего развития, должны стать тем предохранителем, который, если не полностью нивелирует вероятное влияние последующих кризисов, то хотя бы удержит это влияние на безопасном для национального рынка капитала уровне.
Перед государственными органами, на наш взгляд, стоит задача на законодательном уровне определить стратегическое значение  национальной банковской системы как финансового базиса экономического и, таким образом, государственного суверенитета страны и, соответственно, ограничить участие в ней, в той или иной форме, иностранного капитала.
 
 

ІІ.  Формирование национальной банковской системы на собственной капитальной основе (2001 - 2004 года)

 

2.1. Экономика.
 
В 2001 - 2004 годах национальная экономика перешла к фазе, которую можно охарактеризовать как отвесное восстановление относительно уровня середины 1990-х годов. Высочайшие показатели были зафиксированы в 2004 году: прирост ВВП страны (12%), который обеспечивался прежде всего наращиванием промышленного производства (13%) и сельского хозяйства (20%).
Количество убыточных предприятий уменьшилось до 34%. Индекс реальной заработной платы возрастал на 13-20% за год. Валютные резервы НБУ достигли рекордных показателей и составляли почти 12 недель импорта. Инфляция не достигала опасных показателей и в целом оказывала содействие росту экономики: в среднем не больше 7-8% в год (в 2002 году впервые в истории фиксируется дефляция). Сальдо текущего счета платежного баланса было положительным и составляло до 11% от ВВП. Экспорт товаров и услуг почти на 5 млрд. долл. США превышал импорт. Положительное торговое сальдо выступало надежным фундаментом стабильности национальной валюты - гривны.
 
2.2. Состояние банковской системы.
 
Рост реального сектора экономики не могло не отобразиться на состоянии банковской системы. Отражением макроэкономических процессов в стране стало постоянное появление комплексных банковских продуктов (депозит, кредит), которые раньше не имели системного характера. Вследствие сокращения инфляции на фоне стабильности национальной валюты - гривны, банки получили возможность на системном уровне аккумулировать свободные денежные ресурсы физический лиц и обеспечивать экономический рост реального сектора экономики через кредитование товаропроизводителей.
Таким образом, банки начали выполнять социальную трансформационную функцию аккумулирования общественных финансовых накоплений и направление их на кредитование экономики. Благодаря этому был достигнут эффект макроэкономической конвергенции: накопленные в обществе финансовые ресурсы вместо потребительского рынка начали поступать в банковскую систему и, опосредованно, через кредиты - в реальный сектор экономики. Как следствие: постепенное уменьшение индекса инфляции и динамический рост ВВП.
 
График 1.

 
 
Ключевым вызовом для банковской системы в 2001-2002 годах стала постоянная необходимость резкого наращения капитализации системы для обеспечения адекватности банковского капитала стремительно растущим активам. Проведенные в АУБ исследования четко засвидетельствовали наличие корреляции между объемом выданных банками кредитов и темпами роста ВВП страны. Поддержка динамики ВВП путем обеспечения необходимого объема кредитования могла быть реализована исключительно через увеличение системного капитала банков.
 
 
График 2.

В этот период банковская система во главе с НБУ полностью выполнила поставленные перед ней задачи относительно ее капитализации и сохранение необходимых темпов кредитования реального сектора экономики. Не последнюю роль в этом сыграла и позиция руководства НБУ, благодаря которой были созданы дополнительные инструменты капитализации, в частности субординованный долг. Капитализация банков и выполнение новых показателей адекватности капитала соответственно условиям базельских стандартов была достигнута вследствие тесного сотрудничества НБУ и АУБ, причем без жестких административных мероприятий со стороны регулятора.

Выводы:
- Двигателями экономического роста в 2001 - 2004 годах выступали промышленное производство и сельское хозяйство.
- Финансовой базой роста ВВП страны в этот период становится банковское кредитование корпоративного сектора экономики.
- Ключевые элементы макроэкономической стабильности: положительное сальдо торгового баланса, относительно низкий уровень инфляции, стабильные темпы банковского кредитования корпоративного сектора.

В этот период в структуре активно-пассивных операций банковской системы отражаются ключевые потребности реального сектора экономики, которая обуславливается в первую очередь ее национальной структурой капитала.

Диаграмма 1:

 
 
Банки занимают ведущее положение на национальном рынке капитала и становятся локомотивом экономического роста.
 
 
ІII. Национальная банковская система  в стадии нефункционального гиперроста и поглощения извне (2005 - 2008 года)
 
Указанный период для экономики характеризуется отсутствием стратегии развития, разбалансированностью макроэкономических агрегатов и бюджетных показателей. Динамика ВВП носит "рваный" характер, когда фазы роста изменяются периодами падения или стагнации. В финансовой системе наблюдается полное раскрытие экономики внешнему спекулятивному капиталу и повышенная активность корпоративных субъектов на международном рынке долговых заимствований.
 
График 3:

 
На рынке недвижимости и земли через активность спекулятивного капитала создаются ценовые "пузыри".
Ключевым фактором экономического роста становится не промышленное производство, а процесс потребления в долг. Если в 2004 году удельный вес конечных потребительских расходов в ВВП составлял 71%, то в 2009 году - 84,6%. Яркими подтверждениями этого вывода являются результаты анализа предкризисного периода экономики Украины в 2007 году. Соответственно утверждениям тогдашней власти, основу для развития страны в этот период составляли рекордные объемы прямых иностранных инвестиций, которые в 2007 году достигли почти 10 млрд. долл. США. Но при этом, больше трети всех прямых иностранных инвестиций (35%) было направлено в финансовый сектор экономики, откуда они поступили преимущественно в систему розничного кредитования населения. Сформированная в 2007 году инфляция носила четко определенный характер инфляции потребительского спроса. Если взять лишь три сектора экономики: финансы, оптовую торговлю и операции с недвижимостью, то получим преобладающую долю всех прямых иностранных инвестиций в этот период. В тот же период в добывающей, химической, нефтехимической промышленности, машиностроении, было сконцентрировано лишь 5% от совокупного объема прямых иностранных инвестиций в Украину (за 2007 год). Описанную выше ситуацию также подтверждает и динамика внешних заимствований.
В 2007 году на внешних рынках украинским корпоративным сектором  (включая банки) было привлечены кредитные заимствования на сумму больше 23,7 млрд. долл. США, причем 72% из них поступили в банковский сектор (17,1 млрд. долл. США). Привлеченные за границей кредиты также использовались большей частью на увеличение портфеля потребительских и ипотечных кредитов физический лицам.
Возрастающая зависимость экономики Украины от внешнего финансирования не нашла адекватного ответа со стороны органов государственной власти, которые, хотя и делали определенные шаги относительно ограничения притока спекулятивного капитала, но не проявили при этом надлежащей последовательности и системности. Финансовая система Украины в этот период нуждалась в кардинальных шагах относительно "охлаждения" спекулятивной активности иностранных инвесторов на национальном рынке капитала, тем не менее эти шаги не были сделаны.
В этот период банковская система полностью раскрывается для международного капитала и становится субъектом активного поглощения. Уровень иностранного капитала в национальной банковской системе быстро достигает почти 40%. Формируется прослойка владельцев национальных банков, которые подменяют собственно банковский бизнес на маркетинговые стратегии продажи своих финансовых учреждений иностранным инвесторам, поскольку не имели поддержки государственных органов, которые бы давали положительную перспективу их бизнесу. Для этого, без надлежащей системы риск-менеджмента ими формируются значительные потребительские и ипотечные кредитные портфели, при отсутствии четкой стратегии развития расширяются банковские сети.
Раскрытие внутренних рынков, в частности и финансового, обосновывается необходимостью вступления в ВТО, причем макроэкономические последствия таких действий не получают достаточного обоснования и макроэкономического прогнозирования. Верховная Рада Украины принимает изменения в действующее законодательство, которые разрешают иностранным банкам открывать филиалы на территории Украины.
Вследствие интеграции банковской системы Украины с международными рынками капитала внешняя задолженность банков стремительно возрастает и достигает на 01.01.2009 года больше 39 млрд. долл. США.


Окончание.

@темы: АУБ, активы, аналитика, банки Украины, кризис, ликвидность, финансы

20:53 

Как жили и как воровали, живем и существуем

Интересный видеокаст на «Хвыле» Юры Гаврилечко о том, как жила Украина и как живет, барахтаясь в экономической трясине.


Но с тезисом Юры о том, что надо убивать банковский сектор я в корне не согласен. Система нуждаетсяв реформах и модернизации, но без банков экономика не может существовать. Финучреждения являются трансмиссией и движителем экономики. Без банков нет страны.


@темы: Украина, видео, кризис. экономика, финансы

11:47 

Почему американский финансовый кризис разбился об исламский банкинг

Почему финансовый кризис, начавшийся в США и перехлестнувший за Атлантику, прошелся по всем мировым экономикам, но только страны исламского мира так и не удалось подкосить?

Разница в том, что западная финансовая система построена по долговому принципу, используя принцип частичного обеспечения под раздувание долга, в то время как финансовая система мусульманских экономик работает на основе особого способа сотрудничества — «Мушарака». Это такой механизм работы финансовой системы, когда две стороны объединяют свои капиталы для финансирования какого-либо проекта, при этом прибыль они делят в заранее определенном порядке, а убытки в зависимости от долевого участия в капитале. Управление проектом может осуществляться двумя сторонами вместе или какой-то одной стороной».

 

То есть, в западном банке ссудный процент надо возвращать банку в любом случае. Не зависимо от прибыли. А часто этот ссудный процент бывает скользящим и может увеличиваться. Как это произошло с ипотечным кризисом с США. А исламский банк только соучаствует в прибылях и убытках своего партнёра. При прочих равных условиях для реального сектора исламский банк лучше. Ипотечный кризис в исламской системе невозможен.

«Мудараба — это соглашение, заключаемое между двумя сторонами, когда одна сторона полностью предоставляет необходимой капитал для финансирования проекта, а другая (известная как мудариб) занимается управлением проекта, используя свои предпринимательские способности. Прибыли, возникающие в результате осуществления совместного предприятия, распределяются в установленном заранее порядке. Сторона, владеющая капиталом, несет возможные убытки в случае неудачи, кроме того, она не имеет контроля над процессом управления проекта.»

Комментарий аналогично вышеприведённому. Однако, здесь требуется большее доверие к заёмщику, чем в западном банке. Или очень квалифицированная и большая судебная система, чтобы разбирать конфликты. В случае финансирования долгосрочного венчурного проекта будет трудно определить, где реальная прибыль и где убытки. Получится история из сказки про мужика и медведя. Когда они делили вершки и корешки. Исламским банкирам будет трудно решиться на финансирование долгосрочного венчурного проекта. (Хотя всё зависит от конкретных людей). Именно поэтому исламская банковская система не склонна финансировать научно-технический прогресс в силу своей природы.

«Кард уль хасан (благотворительный кредит) — беспроцентный кредит, предоставляемый или как материальная помощь нуждающимся лицам, организациям, регионам, или как краткосрочная субсидия на конкретную хозяйственную деятельность фирмы, часто являющейся партнером банка.»

Благотворительность и есть благотворительность. Так что без комментариев.

«Для привлечения сбережений частных лиц исламские банки используют два пути.

Первый — это уже упоминавшаяся операция мудараба. Вкладчики как участники „трастового финансирования“ участвуют в прибылях и потерях банка.»

То есть, операция аналогичная покупке акций банка.

«Второй путь — клиенты вносят свои сбережения на беспроцентные счета, но при этом имеют право на получение кредитов, предоставляемых на льготных условиях (взимается 2-3% в качестве комиссионного сбора). Естественно, за вкладчиками сохраняется право судебного расследования причин понесенных потерь. Если доказано, что они возникли по вине банка в силу плохого менеджмента, профессиональных ошибок или прямого злоупотребления и халатности, банк несет полную материальную ответственность перед пострадавшей стороной.»

Здесь не вполне понятно: Раз вложился в акции банка, банк вложится и в твой бизнес на основе участия в прибылях. А если не вложился — можешь не получить денег? Или получишь на более жестких условиях?

«Второй источник прибыли коммерческих банков Запада (операции на финансовом рынке) существует и для исламских банков, но в более ограниченной форме. Дело в том, что азарт ни в каких формах шариатом не допускается, поэтому если банк становится активным игроком на фондовой бирже, спекулирует на разнице курсов акций или валют, это считается большим грехом. В то же время, как заявил один специалист в вопросах шариата в беседе с автором, „если банк приобретает акции для сохранения своих активов, то есть использует акции для вложения в них своих средств, то в этом ничего запретного с точки зрения ислама нет“. В связи с этим исламские банки занимаются в основном долгосрочными инвестициями»

Тоже хорошо для реального сектора. Не будет финансовых пузырей. Система будет более устойчива. И не возможен кризис. Трейдерам и спекулянтам в такой системе делать будет нечего.

Общий комментарий: Хочу чтобы в стране было много исламских банков.

Исламские банки были бы хорошим и нужным дополнением к уже существующим.

И чтобы они работали не только с теми, кто сможет предъявить ксиву из местной мечети.

Один человек, имевший отношение к исламскому банкингу, заверил, что они работают не только с мусульманами. И даже наоборот, человек, педалирующий своё мусульманство, в банке вызывает подозрение. Но всё таки у меня существует вопрос: как решаются конфликты между исламским банком и немусульманином? Возможно несовпадение в этических установках. А про то, что российское и европейское законодательство не готово для работы по исламским банковским принципам, что делает проблематичным защиту своих прав в суде обоими сторонами, кажется мне несомненным.

Сегодня страны исламского мира, в отличии от трясущегося в лихорадке западного сектора мировой экономики, чувствую себя довольно хорошо и устойчиво.
Отличие системных подходов к ведению бизнеса западными и восточными банкирами стало фактом доказательства несостоятельности европейской финансовой модели. На раздувании долга далеко не уедешь, а точнее — глубоко заедешь, да так, что выбраться будет довольно-таки трудно.

К теме подтолкнул интересный пост [info]bulochnikov

Посты по теме:

ФРС довела США до ручки
Кризис прет через Атлантику
Стресс-тесты американских банков показали результаты хуже европейских

Стресс-тестовая авантюра по-европейски
Как раздувался и лопнул украинский финансовый пузырь


@темы: США, ФРС, банки, геоэкономика, кризис. экономика, финансы

10:57 

Китайские банкиры готовы прийти на Украину

Логичным продолжением темы сотрудничества между Украиной и КНР, о которой я писал в статье «Что стоит за китайскими кредитами для Украины» , стал следующий шаг Китая: финансисты второй по величине мировой экономики готовятся прийти на украинский банковский рынок. Логично. Кредиты и расчеты китайских инвесторов должны проходить не через украинский финансовый сегмент, а через свой, родной. Легче контролировать, легче работать, эффективнее понимать, куда иду потоки.

Как пишет «Банкнота», премьер-министр Украины Николай Азаров встретился с Председателем правления Экспортно-импортного банка КНР Ли Жогу. Во время встречи Николай Азаров предложил руководству Эксимбанка КНР открыть официальное представительство в Украине, сообщает Департамент информации и массовых коммуникаций Секретариата КМУ. «Между нашими странами будут реализовываться масштабные проекты — может быть, есть смысл открыть в Украине официальное представительство государственного Экспортно-импортного банка Китая», — подчеркнул он.

Кроме того, стороны обсудили перспективы развития сотрудничества и конкретные проекты, которые Правительство считает приоритетными для привлечения китайских инвесторов и кредитных ресурсов. В частности, по словам главы правительства, Украина заинтересована в инвестициях в агропромышленный комплекс и инфраструктуру.

Украина попросту интегрируется в экономическом пространстве не в сторону проблемного Запада (как стало известно недавно, Ирландия оказалась на грани дефолта и тянет вниз все показатели ЕС, который и без того трещит по швам), а в сторону развивающегося Востока.


@темы: Китай, Украина, банки Украины, геополитика, геоэкономика, инвестиции, финансы, экономика

16:05 

МВФ помогает нам не только увеличивать госдолг, но и сдерживать его рост

Сегодня в печатном номере газеты «Киевский телеграф» вышла интересная статья Галины Акимовой об экономике, МВФ и Украине. К такому обширному материалу я дал свои комментарии о соотношении госдолга Украины по отношению к нашему ВВП, о невозможности Украины идти по пути Японии и США в решении вопроса внешней задолженности. Буду рад получить ваши комментарии к материалу.

МВФ помогает нам не только увеличивать госдолг, но и сдерживать его рост

Есть две новости. Как водится, хорошая и плохая. Хорошая состоит в том, что миссия Международного валютного фонда (МВФ) осталась довольна своей поездкой в Украину, завершившейся 15 ноября, и рекомендует выдать нам второй транш кредита stand by на сумму около $1,6 млрд. Плохая, по иронии, заключается в том же: основным риском сотрудничества с МВФ является увеличение государственного долга. И каждый новый транш, необходимый для погашения старых платежей, — это затягивание удавки на шее бюджета. Где же выход?

А он растет!

Согласно подсчетам исполнительного директора НБУ по экономическим вопросам Игоря Шумило, дефицит госбюджета в 2010 году составит около 107 млрд. грн. В этих условиях, по мнению НБУ, одна из главных задач для государства — удержание показателя государственного долга на уровне 40% ВВП. Иначе Украине будет крайне сложно обслуживать свои обязательства. Этого же мнения придерживается МВФ, который подсчитал, что прямой и гарантированный государством долг Украины достигнет отметки в 40—41% ВВП уже к концу нынешнего года.

Отечественные аналитики с мнением МВФ соглашаются. «Соотношение объема прямого государственного долга к прогнозному показателю ВВП на 2010 год на протяжении 9 месяцев текущего года увеличилось с 24,9% до 27,8%, — говорит начальник отдела муниципальных рейтингов агентства „Кредит-Рейтинг“ Елена Самойлова. — В итоге совокупный объем госдолга (с учетом гарантий правительства) составил примерно 36,8% ВВП».

Это несколько больше, чем заложено в бюджет. Хотя есть методические расхождения: как считать — вместе с правительственными гарантиями или без них? «Размер государственного долга определяется в бюджете, — уточняет старший научный сотрудник Национального института стратегических исследований Дмитрий Ляпин. — В частности, в Законе „О государственном бюджете на 2010 год“ от 27.04.2010 № 2154-VI определено, что предельный размер государственного долга (суммарно внешнего и внутреннего) на 31 декабря 2010 года не должен превышать 315,7 млрд. грн. Общий размер доходной части государственного бюджета на 2010 год определен в размере 252,7 млрд. грн, а расходная часть — в размере 305,7 млрд. грн. Таким образом, предельный размер государственного долга на 2010 год в законе определен в 124% доходной части и 103% расходной части бюджета. Министерство экономики Украины прогнозирует номинальный ВВП на 2010 год в размере 1083,1 млрд. грн. Относительно номинального ВВП определенный в законе предельный размер государственного долга составляет чуть больше 29%...».

Однако в действительности государство задолжало значительно больше. Эксперты приплюсовывают сюда долг по НДС (частично оформленный облигациями) — это около 14 млрд. грн.; дефицит Пенсионного фонда в 27 млрд. грн. Долги госпредприятий по зарплате — 0,7 млрд. грн. И большой дефицит бюджета «Нефтегаза». Можно было бы добавить задолженность государства перед вкладчиками Сбербанка СССР — почти 132 млрд. грн. Но это, как говорится, уже слишком. Поскольку расходы на обслуживание даже текущих долгов нарастают с угрожающей быстротой.

Принцип пирамиды

Впрочем, страшен не долг и даже не его размеры, а неопределенность с источниками погашения. Именно поэтому сильные экономики могут себе позволить то, что пока нереально для Украины: иметь долги больше, чем размер ВВП. «С начала кризиса 2008 года многие страны мира неуклонно стали наращивать свои государственные долги. В США отношение госдолга к ВВП на сегодняшний день составляет 93%, в Японии — 186%, в Греции — 115%. Все эти цифры кажутся просто пугающими на фоне долга Украины», — отмечает финансовый аналитик ИРА Credo Line Роман Мацукатов.

«Сбалансированная экономика может выдержать весьма значительный процент госдолга к ВВП, — говорит экс-министр экономики Виктор Суслов. —  Показатель критической величины долга для каждой страны индивидуален. Вопрос упирается в способность государства обслуживать свой долг. По принятым в мире критериям считается, что опасность наступает с 60% отношения долга к ВВП.

Но в случае с Украиной этот показатель, конечно же, ниже. Если консолидировать все явные и скрытые дефициты, цифра получится очень внушительной. К тому же украинская система заимствования работает по принципу финансовой пирамиды. Осенний транш кредита МВФ нужен для погашения предыдущего займа. Не будет кредитов МВФ, возникнет проблема, за счет чего возвращать кредиты, полученные правительством Тимошенко. Все это достаточно серьезно для того, чтобы полностью отрицать возможность дефолта...».

«С позиции оценки устойчивости экономики и реалистичной оценки способности выполнения взятых обязательств по погашению государственного долга можно согласиться с мнением, что превышение порога отношения государственного долга к ВВП страны в 40% будет критическим. Поэтому ограничение размера государственного долга должно сдерживать правительства от непродуманных и рискованных заимствований», — дополняет его Дмитрий Ляпин.

«Даже при наличии таких данных на сегодняшний день аналитики сходятся во мнении, что этот показатель не является критическим для Украины, и страна не стоит на пороге дефолта, — возражает Роман Мацукатов. — Если верить словам премьер-министра Николая Азарова, в планы правительства входит покрытие текущих краткосрочных долговых обязательств за счет выпуска долгосрочных. Учитывая тот факт, что основные долги в части внутреннего долга приходятся на облигации внутреннего государственного займа, их погашение не должно доставить правительству особых хлопот, а вот рассчитываться с МВФ будет сложнее...».

Позиции сдержанного оптимизма придерживается и Елена Самойлова из «Кредит-Рейтинга». По ее словам, активная политика по привлечению заемных ресурсов в 2010 году действительно привела к существенному росту долговой нагрузки центрального правительства. В этом сыграл свою роль и кредит МВФ. Но, как ни парадоксально, именно договор с МВФ является тем сдерживающим фактором, который не позволяет нашему долгу расти бесконтрольными темпами.

«Согласно рекомендациям МВФ, для стран с формирующимися рынками безопасный уровень государственного долга должен быть существенно ниже, чем закрепленный бюджетным законодательством Украины предельный уровень, составляющий 60% ВВП, — разъясняет Елена Самойлова. — В частности, для Украины было рекомендовано добиться снижения до 2015 года государственного долга до уровня, не превышающего 35% ВВП. Таким образом, в соответствии с обязательствами, которые приняло на себя правительство в рамках сотрудничества с МВФ, объем государственного долга должен быть сохранен на экономически безопасном уровне...».

«Накопление долгов государства в определенной степени является вынужденным шагом, так как эта политика позволяет получить ресурс в текущий момент времени, но затраты на его погашение в будущем всегда превышают первоначальный размер займа. Это так называемая плата за кредит. Размер этой платы зависит от многих параметров, в том числе не в последнюю очередь — от устойчивости политической системы и рисков для целостности страны. Поэтому можно предположить, что плата за кредиты для государства Украина не являются максимально низкими, но вместе с тем и вряд ли являются самыми высокими в мире», — констатирует Дмитрий Ляпин.

«На самом деле пределы наращивания госдолга у нас уже исчерпаны, — говорит Виктор Суслов. — Украина пользуется уже второй программой МВФ, задача которой — помочь стране уравновесить платежный баланс, стабилизировать курс валюты и т. д. Но за два года мы так и не смогли этого сделать. Платежный баланс был позитивным только за счет притока спекулятивного капитала и покупки нерезидентами ОВГЗ. В плане обеспечения долгосрочной стабилизации Украина успехов пока не достигла...».

В поисках выхода

Логичным и правильным, выслушав специалистов, будет задаться вопросом: до чего мы в результате дойдем, продолжая, пусть и под бдительным контролем МВФ, планомерно увеличивать свои долговые обязательства? И что все-таки нужно делать?

«Теоретически есть два варианта решения этой проблемы, — считает Роман Мацукатов. — Либо и дальше получать новые транши для покрытия старых. Либо отказаться от новых займов, отсрочить выплаты по долгам и ускорить экономический рост страны. В первом случае мы получим еще более глубокое погружение в долговую яму. Реализовать второй вариант будет сложно, так как нынешний бюджет не может покрыть дефициты „Нефтегаза“, Пенсионного фонда и прочего».

«Да, погашение государственного долга, по идее, должно происходить на основе развития национальной экономики, — продолжает тему Дмитрий Ляпин. — И не просто развития, а ускоренного развития хотя бы по сравнению с большинством стран мира. Но на практике это правило далеко не всегда соблюдается, и правительства разных стран выстраивают своеобразные долговые пирамиды. Ближайший аналог долговых пирамид — финансовые пирамиды не так давно привели к серьезному финансово-экономическому мировому кризису. Построение долговых государственных пирамид по этой аналогии может привести к политическому уничтожению стран, что и составляет основную опасность. Неспособность стран выполнить свои долговые обязательства, называемая дефолтом, приводит, как минимум, к удорожанию кредитных ресурсов в дальнейшем...».

«Единственным эффективным решением было бы связать долги с ростом ВВП. Именно по такой системе и работает большинство развитых стран с соотношением госдолга к ВВП более 100%, — предлагает Роман Мацукатов. —  Уровень долга повышается одновременно с ростом ВВП, а продуманная политика по выплате долгосрочных займов дает толчок к экономическому развитию. В нашей стране этому вопросу уделяют недостаточно внимания, так как украинские долги — как государственные, так и корпоративные — являются преимущественно среднесрочными, в результате чего мы имеем отдельные годы с пиковыми значениями по объему выплат».

«Снижение размера государственного долга возможно двумя путями, — уверен Дмитрий Ляпин. — Во-первых, это путь сокращения государственных расходов как на функционирование государственного аппарата, так и на финансирование различных государственных программ, в том числе социальных.

Во-вторых — это путь стимулирования роста национальной экономики, что обеспечивается в первую очередь благоприятным бизнес-климатом и развитием предпринимательства. При этом необходимо особо отметить, что сокращение государственных социальных программ само по себе не обязательно приводит к снижению стандартов жизни социально незащищенных слоев населения.

Общеизвестно, что государство как управляющий проигрывает мотивированному менеджменту со стороны бизнеса. И поэтому оно должно сокращать свое присутствие и в национальной экономике, и в социальной жизни общества для получения максимальной эффективности расходования национального богатства», — заключает г-н Ляпин.

«Прежде всего, необходимо прекратить перекачку коммерческого долга в государственный, — настаивает Виктор Суслов. — В Украине прижилось одно заблуждение. Если во всем мире коммерческие долги рассматриваются отдельно от государственных, то у нас госдолг стал своего рода продолжением задолженности корпоративного сектора. И речь не только о государственных гарантиях частных займов. Вспомним о кредитах рекапитализации. 17 млрд. грн. потрачено. А банки все еще под угрозой ликвидации, не выполняют нормативы. Государство фактически проводит патерналистскую политику по отношению к коммерческим банкам, и если мы хотим остановить нарастание объемов госдолга, это нужно прекращать.

Еще один аспект заключается в стоимости обслуживания госдолга. Не следует забывать, что ставки по японским правительственным бумагам или облигациям казначейства США примерно в десять раз ниже, чем проценты, по которым заимствует Украина. Таким образом, за кредитный ресурс в $10 млн. нам придется заплатить столько же, сколько американское правительство платит за $100. Поэтому можно утверждать, что по стоимости обслуживания мы имеем нагрузку на уровне самых больших госдолгов в мире. И бюджет этого скоро не выдержит...».

Точка зрения

Владимир Беляминов
эксперт по финансовому и экономическому маркетингу (Харьков):

— По итогам нынешнего года можно ожидать, что превышение необходимых выплат по долгам (проценты и основная сумма) будет примерно на 10% больше суммы доходной части бюджета. В этой ситуации сравнивать уровень государственного долга Японии — страны, эмитирующей одну из мировых резервных валют — иену, и Украину, гривня которой оценивается в привязке к доллару и той же иене, не совсем корректно. Что действенно для выхода из кризиса японской экономики, для украинской не может быть панацеей, а, скорее всего, прямо противоположным процессом.

Спасение японской экономики за счет финансовых механизмов регулирования стоимости денег (учетной ставки) и наращивания уровня госдолга сегодня проходит на фоне борьбы правительства Страны восходящего солнца с финансовым кризисом. Как известно, в октябре нынешнего года японский центробанк пошел на беспрецедентный шаг в борьбе с финансовым кризисом и снизил с 0,10% до интегрированных 0—0,10% базовую учетную ставку. Это означает, что стоимость денег в экономике была понижена до нулевой отметки, а правительство пошло на раскручивание инфляционного процесса, пытаясь побороть дефляцию.

Япония как страна, чья иена является одной из свободно конвертируемых валют, идет по пути Штатов. Экономика США, благодаря сдерживанию базовой учетной ставки на низком уровне (интегральные 0—0,25%) наполняется ликвидностью за счет эмиссии долларовой массы Федеральной резервной системой. Вопрос в том, кто будет держателем внешнего долга, который наращивают США и Япония, а также другие страны, идущие по эмиссионному пути борьбы с кризисом, чей суверенный долг больше национального ВВП. Для японской экономики этот процесс не будет столь ощутимым, как для экономики стран, которые избрали путь сокращения расходов госбюджета. В частности, такими методами борется с кризисом Европа, поскольку евро имеет четкую привязку к объему ликвидных активов, а Европейский центробанк не может себе позволить эмиссионное покрытие дефицита бюджетов стран ЕС.

Украина идет по пути Европы, пытаясь балансировать между снижением государственных расходов и сдерживанием уровня государственного долга, который сегодня приближается к порядка 1/3 ВВП страны. Это невысокие показатели, если сравнивать с данными США и Японии. Однако не стоит забывать, что экономика Украины — это далеко не то же самое, что экономика США.

Что хорошо для стран, эмитирующих мировую валюту, то в экономических категориях губительно для Украины. Если те же США и Япония могут «сбросить» избыток ликвидности, поддержав свою экономику, в систему МВФ, Всемирного банка, то куда девать Украине избыток своей ликвидности в таком случае? Мы можем лишь принимать ее в виде кредитов все того же Международного валютного фонда, только наращивая свой суверенный государственный долг, таким образом пытаясь сбалансировать бюджет и отдать долги предыдущих периодов.

Сегодня долговая нагрузка Украины формально низка, по сравнению с другими странами, которые имеют более высокий потенциал. Однако существует проблема того, что на экономику давят краткосрочные долговые механизмы. Она лишена доступа к долгосрочным кредитам. И если не найти четкий баланс между погашением долгов и постепенным переходом к обслуживанию суверенного долга за счет поступлений от работы экономики, «кредитная карусель» превратится для Украины в финансовую центрифугу, и она потеряет ориентацию в пространстве.

@темы: ВВП, Украина, кризис, финансы, экономика

23:33 

Структура иностранных капиталов в банковском секторе Украины

Диаграмма, демонстрирующая доли иностранного капитала в украинском финансовом секторе, приходящиеся на общую капитализацию порядка 36%. Хотя данные НБУ в диаграмме приведены на 1 января 2010 г., общая тенденция наглядна.


Диаграмма via[info]kornellio. Спасибо ему за труд и наблюдательность!

@темы: аналитика, банки Украины, финансы

16:02 

О кредитах на Украине — когда они будут для нас дешевыми

Вышла сатья в «Українському тижні», в которой мы с Юрой Гаврилечко решили рассмотреть проблему отсутствия кредитования на Украине априори. Почему другие страны могут иметь кредиты по 2-5% годовых, а на Украине считается «достижением» кредитоваться под 20-23% годовых?

У себя в блоге привожу перевод статьи, так как издание украиноязычное. Оригинал Дешеві кредити будуть. Але поки що не в Україні — досутпен по ссылке.

Дешевые кредиты будут. Однако пока что не в Украине
(перевод с украинского)

Обещание властей удешевить кредиты останется мечтой. Для этого надо перестроить всю экономику, а не один ее сегмент.

«Поддержим предпринимателей кредитами», «Дешевые кредиты — дешевые квартиры», — подобные заклинания который год звучат из Печерских холмов.

Время от времени чиновники даже намекают, как это они сделают. Поздно опомнились. Ведь все эти декларируемые «конкретные шаги» могли бы сработать лет 8-10 лет назад, а именно в 1992-1994-м., когда Украина могла получить статус государства с рыночной экономикой, получить свой план Маршала. И после отмены поправки Джексона-Веника, вступление в ВТО и доступа на европейский и американский рынки получить нормальную экономику. Включая дешевыми кредитами.

Однако, случилось, то, что случилось. Инвестиций Украины почти не получила, а внешние кредитные ресурсы для нее как государства с переходной экономикой стали очень дорогими.

Госкомстат насчитал, что за 19 лет в Украину пришло около $ 40400 млн инвестиционных денег. Только почти половина из них — это украинская реинвестиции, полученные из офшорных зон. А около 25% из них — деньги, из офшоров «родного» Кипра ($ 9,1 млрд).


Накормить народ «Икрой баклажанной. Заморской»

Не сумев обеспечить структурные изменения в экономике, Украина решила удовлетворить спрос своих граждан импортными товарами. Это четко показывает график изменения сальдо платежного баланса Украины.



Сальдо платежного баланса, млрд. долл. США

Валюты под новую концепцию, конечно, хватало. Однако в амбразуру радостно бросились украинские банки. 60% всего объема выданных ими денег заняло потребительское кредитование. К ним присоединились международные финансовые институты. Выигрыш на разнице между привлеченным под 3-5% годовых иностранному кредиту и выданным под 40-100% мог соблазнить кого угодно (такая ставка часто появлялась за счет навязывания клиенту дополнительных сервисов).

Изголодавшиеся украинский радостно брали займы (обычно не задумываясь над тем, чем и как придется их отдавать) и обеспечивали высокую оборачиваемость активов. На предприятия золотой дождь практически не падал. По данным Госкомстата, собственные инвестиции предприятий за счет собственных средств составили до 60-80%, доля банковских кредитов - 15-25%.

До тех украинский, не соблазнялись на кредитное потребление, пришла ипотека. Как правило, в валюте. И хотя цены на недвижимость росли в течение последних пяти лет почти на 50% ежегодно, банки перекрывали все кредитные потребности, занимая деньги у богатой Европы. Чем это закончилось — известно.


Мыльные пузыри. Дешево, красиво, но недолговечно.

Даже далекому от экономики человеку понятно, что нет никаких ресурсов, кроме инфляционных, для увеличения заработной платы на 30-40% при росте производительности труда на 1-5%.

Однако каждый следующий украинское правительство до выборов поднимал социальные выплаты. Ежегодное относительное увеличение зарплат в Украине в несколько раз превышало рост ВВП. Тем более, что основные инвестиции поступали на рынок потребительского кредитования, а не на модернизацию производств.

Поэтому пузырь имела лопнуть и без помощи мирового финансового кризиса, лишь ускорил этот процесс.

Начиная с конца 2008 года кризис существенно уменьшила объемы потребления в Украине. Впервые за последние десять лет доля расходов на питание украинский начала увеличиваться и сейчас превышает 51%. Рост реальной безработицы привело к резкому росту проблемных кредитов. По оценкам экспертов, их доля от 14% до 35%.

Сотрудничество украинского правительства с МФВ сделала все инвестиционные проекты в Украине рискованными. Несмотря на распространенное мнение о кредите МВФ как показатель инвестиционной стабильности государства, транслируемую украинскими политиками, сотрудничество страны с МВФ для всех мировых финансовых структур является абсолютным показателем ее стопроцентной ненадежности как экономического партнера.

Затем в страну может попасть только спекулятивный капитал, который никогда и никто не инвестирует в долгосрочные проекты реального сектора экономики. Спекулятивный капитал не может себе позволить жить на низких кредитных ставках. Поэтому получение кредита МВФ стало одним из самых негативных факторов внешнего влияния на возможное снижение кредитных ставок. Чем больше средств получит Украина от МВФ, то больше замедляться процесс снижения стоимости кредитного ресурса.


Один Нацбанк в поле не воин

На уровень кредитов влияет не только реальная экономика, но и регуляторная политика государства, особенно Нацбанка.

Тот заставляет коммерческие банки оставлять резервы на самые риски. И чем хуже ситуация в стране, тем больше денег банк обречен, согласно нормативам, оставлять неприкосновенными. В итоге банки закладывают в кредиты все больший дополнительный процент.

С одной стороны НБУ не может отказаться от чрезмерного резервирования, чтобы иметь подушку безопасности, с другой - основная миссия главной финучреждения страны — привести деньги в реальный сектор экономики.

В таком шпагате Нацбанк и живет много последних лет. Между тем не бывает панацеи от всех болезней сразу. То, что эффективно работало на потребительском рынке, привело к разрушению производственной отрасли.

Сегодня украинскую экономику надо не так спасать от последствий глобального кризиса, как бороться с украинским. И делать это целесообразнее путем стимулирования развития внутреннего рынка и переориентации экспорта из товаров с низкой добавленной стоимостью на товары с высокой добавленной стоимостью. Сделать это можно, кредитуя предприятия, запуская ресурсы в реальный сектор через банки.

При этом не следует забывать об определенных условиях получения таких денег и контроль за их целевым использованием. Один из выдающихся экономистов ХХ века Ялмар Шахт считал экономически неоправданными инвестиции, которые не способствовали воспроизводству рабочей силы и материальных ценностей. Именно этим рецептом следует воспользоваться и Украина. Все разговоры о «инновационные нанотехнологии» следует оставить, пока для их разработки не появится экономическая база.

Также следует продолжить политику «накачки ликвидностью». На практике это означает ведение политики «дешевых денег» путем отпускания инфляции в контролируемых пределах и повышение экспортного потенциала гривны, которую не следует укреплять ниже равновесного состояния (как это делали до сих пор). В последнее время на межбанке гривня относительно доллара подешевела. Возможно, это начало реализации политики стимулирования экономики, поскольку золотовалютные резервы сформированы на достаточном уровне — на 1 сентября 2010 Украина смогла восстановить их до уровня осени 2007-го. За август они увеличились в абсолютном исчислении на 6% и составили $ 32,691 млрд.



Резервы Нацбанка, млрд.. Долл.США


Ближайшее будущее кредитных ставок: снижение возможно, но не кардинальное

Высокие ставки по кредитам, учитывая политику «дорогих денег» и попытку «гасить инфляцию бензином» с помощью повышения ставок привели к закономерному результату: кредитование прекратилось.

У банков начали расти проблемные кредиты. Финучреждения повысили ставки, потому были вынуждены осуществлять крупные отчисления в резервы (по требованию Нацбанка) и компенсировать уменьшение прибыли.

Для сбалансирования системы закономерным решением регулятора стало снижение ставок по краткосрочным кредитам овернайт. Таким образом НБУ создает предпосылки для оживления кредитования коммерческими банками, однако кардинального снижения кредитных ставок сейчас ожидать не стоит. Значимым фактором, определяющим конечную стоимость кредитов, ставка рефинансирования, по которой банки получают ресурсы регулятора на длительный период.

Пока не обновятся у банков кредитные портфели, пока не будет решен вопрос с проблемными займами (доля которых на 1 августа 2010 составила 11,6% кредитного портфеля банковской системы, или 83,4 млрд грн), относительно низких ставок ожидать не следует.

Дешевые кредиты в нашей стране могут быть только в одном случае: если Украина станет эмитентом мировой резервной валюты и ее экономика будет строиться по примеру США на долговом принципе. Однако сейчас гривня не свободно конвертируемая, поэтому ее стоимость зависит от соотношения с другими валютами, а следовательно, от того, во сколько она будет оценена внутри страны.

Нацбанк не может накачивать экономику ликвидностью, не покрытой активами (как это делает ФРС, поскольку иметь дешевые кредиты США простым регулированием количества долларов в обращении). В Соединенных Штатах есть куда сбыть эти доллары (МВФ, Всемирный банк, венчурные и хедж-фонды, страны третьего мира и т.д.), а мы не можем работать на «дешевых деньгах» и иметь кредиты под 2-5% годовых.

Этого не позволяет модель экономики товарно-сырьевого типа, сформировавшейся в Украину. Так, гривню НБУ напечатать может, но куда ее девать? Ведь при отсутствии внешних рынкам для сброса избытка валюты прежде встанет проблема инфляции (вспомним гиперинфляцию 1993-1994 годов на уровне 10 200% годовых), а затем и очередного коллапса экономики. Выдержит ли страна (возможной) деноминацию обесцененной гривны, какой будет судьба украинской валюты — вопрос риторический.

Украина может предельно низко опустить процентные ставки по займам, но для действительно дешевые кредиты могут появиться только тогда, когда будет перестроена вся экономика. Потому мыльных
кредитых пузырей в ближайших время уже не будет.


@темы: В_Б, активы, банки Украины, займы, кредиты физлиц, кризис. экономика, финансы

11:46 

Где Германия держит свои золотовалютные резервы

Факт того, что США — это страна банкрот и должник всем и вся уже никого не удивляет. На плаву эту «сверхдержаву» удерживает лишь закредитованность страны посредством размещения на своих счетах золотовалютных резервов, гособязательств других стран. Вот что увидел у [info]inetmakers о структуре размещения ресурсов Германии.
alt

Источник

США имеет обязательства перед всем миром. Украина тоже не отстает как бы от мира — золотовалютные резервы страны размещены на счетах Казачества США. Вот так и капает копеечка. Кому?

@темы: США, ФРС, финансы, экономика

21:45 

Канадско-вашингтонской диЯспоре обрубили деньгопровод из Украины

Кабинет министров Украины выделил 7 миллионов гривен на создание и распространение национальных фильмов. Об этом говорится в распоряжении № 1793 от 8 сентября. Средства выделены путём перераспределения бюджетных назначений, предназначенных Министерству культуры и туризма, путём уменьшения объема расходов по программе «Меры по установлению культурных связей с украинской диаспорой» и увеличения объёма расходов по программе «Создание и распространение национальных фильмов».

В связи с этим Министерству финансов поручено внести соответствующие изменения в росписи ассигнований государственного бюджета на 2010 год.

Согласно существующему законодательству, национальный фильм — это фильм созданный субъектами кинематографии Украины, изготовление которого осуществлено на Украине и авторское право собственности на который полностью или частично принадлежит субъектам кинематографии Украины.

Как сообщал «Новый Регион», в июне правительство запретило выдачу прокатного удостоверения фильмам, которые дублированы или озвучены не на территории Украины.

Киев,
Сентябрь 10 (Новый Регион,
Антонина Журавская) by [info]g0lden_key

@темы: Украина, оппозиция, финансы

18:48 

Украина имеет все шансы уйти от МВФ к Китаю

Тот факт, что Украина является вторым самым крупным должником МВФ в мире после Венгрии уже никого не удивляет. Однако примечателен факт, что новая власть ищет попытки переломить ситуацию. Удастся ли вырваться из «дружественных объятий» Международного валютного фонда — покажет время. Сегодняшние переговоры официальной президентской делегации в Пекине, возможно дадут шанс начать новую эру экономического сотрудничества Украины с Китаем, который сможет инвестировать в экономику страны порядка 8 млрд. долларов.

Китайцев в Украине интересует прежде всего направление инвестиций в развитие инфраструктурных проектов, а также присутствие в совместном рынке добычи полезных ископаемых, наращивание торговой инфраструктуры, разработка проектов модернизации систем связи и коммуникаций.

Читать полностью

@темы: Владимир Беляминов, Китай, геополитика, геоэкономика, инвестиции, финансы

Зеркало блога Владимира Беляминова belvol.livejournal.com

главная