Записи с темой: бизнес-кредитование (список заголовков)
22:18 

Посткризисная банковская система Украины: время делать выводы

Еще адолго до обвала финансовых рынков и курса гривни АУБ предупреждала и чиновников, и граждан — быть беде! Почему обитатели властного Олимпа, представители банковской системы и рядовые граждане не прислушались к экспертам, а также о главных уроках кризиса и советах государству — в интервью с президентом АУБ Александром СУГОНЯКО.

 

Предупреждены, но безоружны

— Александр Анатольевич, неужели АУБ и НБУ не видели приближающегося кризиса?

— Не просто видели, но предупреждали и взывали к разуму всеми возможными средствами. Вспомните, 21 марта 2008 г. АУБ проводила свой XIV съезд. Уже тогда мы обнародовали данные, которые свидетельствовали о неизбежности кризиса. Но власть не отреагировала на наши предупреждения. Да и банки тоже. Едва ли не единственным представителем власти, кто воспринял наши предостережения, оказался Николай Азаров, тогда глава Комитета ВР по вопросам финансов и банковской деятельности. Он поддержал призыв экспертов к совершенствованию банковского законодательства, прежде всего в части ограничений на валютное кредитование и формирование банковских пассивов.

Теме приближающегося кризиса посвящалось заседание совета АУБ, которое проводилось в феврале 2008 г. Главным нашим посылом была необходимость остановить валютное кредитование и привлечение иностранных денег в непродуктивные сферы украинской экономики.

— Но власть должна была не только услышать, но и взять на вооружение наработки экспертов. В частности, отработать механизмы защиты граждан от валютных рисков...

— Эти риски невозможно было уменьшить. Нужно было просто-напросто не допускать валютного кредитования населения. Кредитовать чужой валютой нельзя вообще. Понятно, что сейчас мы должны кредитовать, потому что у банков есть значительные пассивы в валюте. Необходим механизм трансформации их в гривневые ресурсы. Но проблема остается, и ее решение — запрет на кредитование в иностранной валюте населения.

— Вернемся к съезду. Помнится, на нем присутствовали также представители МВФ и Мирового банка. Что они советовали украинским банкирам?

— В самом деле, докладчиками на съезде АУБ были и МВФ, и Мировой банк. Они делились с банкирами и чиновниками своими опасениями о рисках для украинской банковской системы. В частности, постоянный представитель МВФ в Украине Балаж Хорват указывал на перегрев экономики и существующие ограничения экономической политики, на дисбалансы в финансовой системе (заложенные годами активной финансовой экспансии) и предупреждал, что последствия мирового финансового кризиса скажутся на открытой экономике Украины и нa банковской системе (здесь читателю нелишне напомнить громкие заявления бывшего премьер-министра, которая спустя полгода после упомянутого съезда пыталась убедить всех, что глобальный кризис нашу страну не затронет. — В. Б.).

Еще в январе 2008 г. я встречался с руководителями украинских представительств Мирового банка и МВФ с теми же данными, которые мы презентовали на съезде (см. графики 1—2)*. И я просил их повлиять на иностранные банки, чтобы те не заводили в Украину средства в 2008 г. К слову, в то время один банк со 100%-ным иностранным капиталом заявил о намерениях увеличить свои активы в течение 2008 г. в 6 раз! Да и большие иностранные банки планировали нарастить долю рынка. Мы же говорили о том, что этого делать никак нельзя. К сожалению, МБ и МВФ тогда нас не услышали.

_____________________________
*Детальнее смотрите аналитическую записку «Уроки банковского кризиса 2008—2009 гг. и пути стратегической трансформации банковской отрасли Украины», подготовленную коллективом авторов под руководством президента АУБ Александра Сугоняко.



По данным АУБ

— Может, они и не собирались вас слушать, имея свои геополитические цели?

— Воздержусь от подобных заявлений — предпочитаю оперировать только фактами. Вот когда позднее мы будем говорить о давлении со стороны иностранных банков и международных финансовых организаций на малые украинские банки, здесь я приведу конкретные факты.

— Кто еще предупреждал о приближающемся «финансовом цунами»?

— Казахстанские коллеги. На съезд мы пригласили руководство Национального банка Республики Казахстан, Ассоциации финансистов Казахстана, Ассоциации казахских банков, Агентства по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций. Все они, а также международные эксперты предупреждали, что Украина может пойти путем Казахстана. Там еще в 2007 г. начался ипотечный кризис, рынок был перегрет, как и в Украине. К ним должны были прислушаться украинские и банкиры, и строители. Но нет, наставления специалистов из Казахстана прошли мимо. И мы пошли казахстанским путем кризиса, но в гораздо более острой форме. Остроты нам прибавили три вещи — значительное присутствие в банковской системе иностранного капитала (до 40%), значительные объемы привлеченных из-за границы средств (почти 40 млрд. долл.), а также большая доля валютных кредитов, которая в портфелях некоторых банков достигала 70% и более.

Глухой колосс

— А куда же смотрел НБУ? Ведь именно это учреждение имело все полномочия и могло ограничить валютное кредитование, как и присутствие в стране иностранного капитала. Почему НБУ не сыграл ту роль, которую должен был сыграть?

— Напомню, что валютное кредитование НБУ разрешил еще в 2003 г. (тогда Нацбанк возглавлял нынешний вице-премьер Сергей Тигипко. — В. Б.). Понадобилось 3 года, чтобы регулятор понял свою ошибку. Уже в 2006 г., приблизительно в феврале — марте, НБУ начинает понимать, что валютные риски нарастают. Эксперты Нацбанка оперативно разрабатывают проект постановления, которым предлагают ограничить валютное кредитование. Реакция банков с иностранным капиталом не заставила себя ждать. Заручившись поддержкой международных финансовых институций, они стали бороться против принятия этого документа.

Фактически изначально НБУ имел твердое намерение ограничить валютные кредиты. Весной 2006 г. на одном из «круглых столов» в АУБ была четко заявлена позиция центрального банка — валютное кредитование населения запретить. Однако под давлением извне глава НБУ Владимир Стельмах отказался от этой правильной идеи.

Но я не могу сказать, что НБУ ничего не делал для спасения страны от кризиса. Так, в июне 2007 г. принимается постановление Нацбанка, которым создаются препятствия для банков заимствовать средства за рубежом. Это было удачное постановление, потому что уже через 3 месяца случилась волна ипотечного кризиса. НБУ фактически тренировал банки, готовил к сложностям. Мол, скоро вы уже не будете иметь возможности свободно брать средства за рубежом. Тогда сразу же иностранные банки подняли шум — почему нельзя? Как так?

— Все же как случилось, что Владимир Стельмах, известный в мире специалист банковского дела, изменил свое мнение относительно запрета валютного кредитования? Сколько стоил «незапрет»?

Соответствующее решение было предметом не денежного торга, а политического давления. За ним стояли международные финансовые институции.

Валютный вопрос — это вопрос не только НБУ. Это вопрос экономической политики всего государства. За этим решением стояли и прочие государственные органы и должностные лица, включая президента, Верховную Раду, Кабмин. Зеленый свет валютному кредитованию был дан в 2003 г. не волюнтаристским решением председателя НБУ Сергея Тигипко. Это был результат планомерного давления на государство со стороны определенных структур. А в 2006 г. тенденция нарастания валютных рисков стала очевидной для профессионала Стельмаха, и Владимир Семенович как профессионал заявил — валютное кредитование нужно ограничить. Но само решение принималось на высших уровнях. Как говорят, быть католиком выше Папы Римского ты не можешь. Так и здесь, Стельмах как председатель НБУ был не главным лицом в государстве. И оценивая его действия, я говорю: можно требовать от себя быть героем, но требовать от другого быть героем — это смешно.

— Иными словами, поведение Владимира Стельмаха в преддверии кризиса показало, что НБУ перестал быть самостоятельным в принятии своих решений?

— Да. Когда в начале 2008 г. мы говорили с руководством НБУ о необходимости запрета валютного кредитования, о рисках, нас уже не слышали. Окончательно же Нацбанк попал под влияние Секретариата Президента в апреле 2008 г. Именно тогда произошла радикальная потеря политической независимости НБУ.

— Власть просто закрыла ему уши и глаза?

— Увы, да.

— А факты?

— Как раз в 2008 г., перед обвалом курса гривни, произошло его внезапное укрепление. Хотя всем было очевидно, что этого делать нельзя. Потому что отрицательное сальдо торгового баланса было 14 млрд. долл., а позитивное сальдо платежного баланса обеспечивалось спекулятивным капиталом ссудами из-за границы. На Стельмаха давили как никогда раньше.

Фактически именно в результате потери независимости НБУ совершал действия, реализуя политические и материальные интересы соответствующих групп влияния. Понятно, что для Нацбанка как для регулятора такие вещи недопустимы.

— Осенью 2008 г. вся страна стала заложником валютной лихорадки. Снова не обошлось без подковерных игр вокруг НБУ? Кто в этот раз заработал на беде украинцев?

— Могли заработать люди, приближенные к руководству НБУ, которые знали о движениях регулятора на валютном рынке, а иногда даже специально могли влиять на Нацбанк и зарабатывать на курсовых качелях. Но были и бизнес-структуры, также успешно зарабатывавшие на колебаниях курса. Поведение НБУ во время кризиса показало его зависимость. Это была по сути материализация той политической зависимости, о которой я уже сказал.

— Неужели к этому «пиру на костях гривни» не были причастны иностранные банки?

— В 4-м квартале 2008 г. порядка 4 млрд. было выведено за границу со счетов банков с иностранным капиталом как погашение долгов перед материнскими структурами, в том числе как досрочное погашение долгов.

— К слову, а украинские банки были более восприимчивыми к прогнозам АУБ, чем НБУ?

— К сожалению, многие наши призывы не услышали не только НБУ и правительство, но также сами банкиры.

Еще в начале 2008 г. мы говорили: думайте о ликвидности. Не о прибыльности, и тем более не о развитии. Думайте не о том, сколько вы заработаете сегодня, а сколько свободных средств у вас будет на счетах завтра и послезавтра. Именно из-за того что банки не накопили достаточно средств на счетах перед кризисом, они не смогли остановить отток вкладов и панику. Добавьте к этому объем банковских активов, номинированных в долларах и евро, и вы поймете, над какой пропастью оказалась украинская банковская система. И какую злую шутку с Украиной сыграла политика иностранных банков, на которые пришлась львиная доля валютных кредитов (см. график 1).

Но в основе банковского кризиса, безусловно, лежали все-таки макроэкономические причины — структура долга и сальдо текущего счета платежного баланса.

Если в 2001—2004 гг. мы имели позитивное сальдо, то с 2006-го начали заходить в минус. Страна должна жить по средствам — это простая философия. Ее закон — если ты сегодня живешь лучше, чем зарабатываешь, то уже завтра будешь жить хуже, чем можешь заработать. Вот и сегодня Украина расплачивается за погоню за красивой жизнью в долг.

Властью разделенная

— В аналитической записке, которую разработал коллектив экспертов АУБ под вашим руководством, важной причиной ухудшения экономической ситуации в Украине называется фрагментация банковской системы. Объясните нашим читателям, что вы имели в виду?

— Начну немного издалека. Длительный экономический рост — с 1999-го до 2007 г. — скрывал от внимания общественности и руководства государства глубинные противоречия, которые были как в самой банковской системе, так и во всей украинской экономике. И рядовые граждане, и политики не учитывали следующее: назначение украинской банковской системы заключается в том, чтобы поставлять денежные средства в украинскую экономику. Именно для этого банковская система вообще существует.

К сожалению, на то, что большая часть этой системы — почти 40%, представленных иностранным капиталом, работала вовсе не на эту функцию, а на обеспечение импорта, на чужие экономики — никто не обращал внимания. Это противоречие и скрывается за определением «фрагментация системы». Но раньше оно было спрятано за видимостью общего благосостояния: жили в долг, не думая, чем все закончится. Когда же наступил кризис, фрагментация четко проявилась. Она продемонстрировала разные стратегические интересы разных фрагментов.

Усугубляет проблему тот факт, что у нас фрагментирована не только банковская отрасль, но и монетарная политика. Нет монополии гривни: в обороте и доллар, и евро, и рубль. И эти фрагменты монетарной сферы НБУ не контролируются должным образом.

Почему это плохо, видно на простом примере. Допустим, в теле фрагментирована кровеносная система. То есть одна подсистема работает наружу, другая еще куда-то, и только одна, наиболее ослабленная, обеспечивает тело кровью. Понятно, что такое тело будет серьезно болеть. Те иностранные капиталы, которые зашли в банковскую систему, должны переориентироваться на обеспечение кровью украинского тела. От этого зависит здоровье всего тела украинской экономики.

Или еще одна аналогия, опять из медицины. Если вы в тело вольете кровь иной группы, чем нужно, что будет? А у нас в экономику «залили» и гривню, и доллар. Собственно, из-за этого Украина и пребывает в упадке столько лет независимости. Мы единственная страна, которая не дошла до уровня 1990-х гг. по экономическим показателям, и одна из главных причин — отсутствие монополии гривни на денежном рынке плюс фрагментация банковской отрасли.

— Какое событие можно считать первым проявлением фрагментации банковской системы?

— Фрагментация впервые проявилась 12 октября 2008 г. Тогда представители 40 банков собрались в НБУ, чтобы обсудить необходимость введения моратория на досрочное возвращение депозитов. На этой встрече иностранные банки заявили, что закрывают лимиты по межбанку на все украинские финучреждения, независимо от того, в каком состоянии последние находятся. Таким образом, иностранные банки сказали, что они другие. Тогда я встал и сказал: если вы заявляете, что не можете вступать в межбанковские отношения с украинскими банками, а только между собой, инициируете раскол, тогда вы должны рефинансирование брать не в НБУ, а у своих материнских структур.

— К чему привели такие действия иностранных банков?

— Для украинских финучреждений это означало ограничение возможности поддержки ликвидности в критический момент. Из-за кризиса все банки оказались на грани выживания, уже было не до развития и прибылей. И во время борьбы за выживание интересы и стратегии всех обнажились. Тогда-то и стали понятны истинные причины не только сегодняшних решений многих банков, но и предыдущих шагов.

Это позволило мне заявить о том, что модель участия иностранного капитала в банковской системе Украины себя не оправдала с точки зрения украинской экономики. Впервые публично я сказал об этом, презентуя упомянутую вами аналитическую записку. Кстати, мы ее направили всем без исключения банкам, во все центральные органы власти, всем депутатам. И если от чиновников получили и продолжаем получать ответы, то что касается дискуссии среди банков, ее нет.

— Почему?

— Потому что одна часть банков согласна нашему выводами. А другая — уклоняется от принципиального разговора о причинах кризиса в банковской отрасли. Тут много причин, стереотипы те же. Опять же проявляются интересы различных фрагментов. Нужно открыто говорить, что банковские фрагменты с украинским и иностранным капиталом преследуют в корне разные цели. Наши банки ориентируются на наш бизнес, они выросли вместе с ним, поддерживают его, взаимно развиваются. А иностранные финучреждения сориентированы преимущественно на ритейл (выдачу розничных, потребительских кредитов. — В. Б.), то есть по сути на кредитование импорта (см. график 2) или на политические цели.

— Как побороть фрагментацию?

— На поверхности лежит мысль о заградительных мерах для иностранного капитала. Однако сегодня нет смысла запрещать деятельность или выгонять из Украины иностранные банки, тем более что это не так просто сделать. Но, как предлагают ученые, мы должны сориентировать их таким образом, чтобы они работали на украинскую экономику. Как? Инструментально. Например, ограничить долю кредитов населению в активах. Причем не только для них. Без такой политики со стороны НБУ, без учета и преодоления реальной фрагментации дела не будет.

К тому же необходимо установить монополию гривни на монетарном поле Украины и обеспечить монополию интересов украинской экономики в банковской отрасли, ведь она — подсистема экономики. Это по сути и есть главный месседж от АУБ к НБУ сегодня. Без этого и нашу экономику не оздоровить, и банки не поднять, и бюджет не наполнить.

Задание на дом

— Проблемы банкиров, которые мы обсуждаем, вылились в еще большие проблемы для рядовых граждан. Какой урок должны извлечь украинцы из миновавшего кризиса?

— Уроки кризиса очень жесткие. Во-первых, жить нужно по средствам. Во-вторых, не брать кредиты в иностранной валюте. Какие кредитные ставки предлагали и предлагают банки? Если речь идет о гривневых ссудах, их стоимость выше, чем кредитов в долларах или евро. Но дешевизна последних видимая.

Чтобы понять это, вспомните конец 2008-го — начало 2009 г. Гривня девальвировала против доллара в 1,6 раза. Вот на эту цифру и умножьте кредитные ставки. Получите ставку, условно говоря, взвешенную на риск повторения сценария последнего кризиса. А если к этому прибавить штрафные санкции за просрочки, увеличение процентных ставок во время кризиса, несложно увидеть, во что превратятся на первый взгляд низкие проценты по валютным кредитам.

В-третьих, не гоняйтесь за низкими процентами, где банки демпингуют, там «сыр в мышеловке».

Украинцы должны брать кредиты из расчета, чтобы расходы на их возвращение не превышали определенную часть годового дохода.

— Каждый банк имеет собственные (т. н. скоринговые) системы оценки кредитоспособности заемщика. Но они большей частью опираются на международные стандарты, не учитывают национальных особенностей. Каким, с вашей точки зрения, должно быть соотношение между доходом украинца и суммой кредита, чтобы возвращать долг было легко и безопасно?

— Если вы берете кредит, сумма которого больше 20% вашего годового дохода, это уже опасно. Мы все ходим под Богом и не знаем, когда и какие нас ожидают неурядицы. И не имеем права создавать опасность для своих родных. Это правило. Хотя исключения могут быть и в сторону уменьшения и увеличения этого размера.

— Разве не выход застраховать жизнь и здоровье заемщика или даже риск потери источника дохода?

— Страхование — хорошая, математически продуманная система, но в кризис и она не панацея. У страховых компаний в этот период не меньше проблем, чем у банков. Если не больше. Дело в том, что страхование нормально работает в условиях стабильного роста экономики. Как только же мы входим в кризис, проседают и страховые компании, и все бизнесы, которые занимаются страхованием рисков. Наглядный пример — Фонд гарантирования вкладов физических лиц. До последнего кризиса — а мы его создали в 1998 г. — он работал стабильно. Мы выплатили деньги вкладчикам «Украины», «Славянского», других малых банков. Создавалась иллюзия, что все хорошо. Но как только «лег» «Укрпромбанк», мы увидели, что фонд не может справиться с выплатой обязательств. Похожее происходит и с другими учреждениями, которые аккумулируют средства на случай неприятных неожиданностей.

Бей своих?

— Не могу не спросить о судебном споре между рядом небольших банков и НБУ. На днях Киевский апелляционный административный суд отменил декабрьское решение Окружного админсуда Киева, чем фактически оставил в силе постановление НБУ № 273. А исполнение этого документа ущемляет права нескольких десятков небольших банков. В чем суть спора, и какова позиция АУБ?

— В декабре прошлого года Окружной админсуд Киева удовлетворил в полном объеме иск группы банков и отменил постановление НБУ № 273. Пункты постановления касались требований по увеличению регулятивного капитала банков до 120 млн. грн. и запрета банкам, которые не имели такого размера капитала, принимать депозиты населения. Тем самым нарушались права банков III и IV групп (небольших и малых банков). В то же время с нарушением ряда процессуальных норм Киевский апелляционный админсуд отменяет решение первой инстанции и оставляет в силе это постановление.

Судите сами: апелляция была открыта 11 января 2011 г., но еще 15 февраля в информационном центре суда сведений об этом деле не было. Копии постановления об открытии апелляции должны были быть направлены лицам, которые участвуют в процессе, в течение 10 дней. То есть 21 января письмо должно было пойти банкам. Но отправили его только 14 февраля. Повестка должна была быть вручена не позже, чем за 7 дней, а вручили ее за 5 дней до даты заседания. И последнее — заседание назначили на 22 февраля на 10.30, потом время перенесли на 12.00 без предупреждения участников процесса. Суд принял решение, которого мы еще не видели. Считаем, что решение первой инстанции было правильным. Будем готовить кассационную жалобу.

— Получается, НБУ продолжает политику выдавливания с рынка небольших и малых банков?

— (Пауза)... На момент принятия постановления № 273 оно задевало интересы почти 70 финучреждений. За это время часть банков нарастили регулятивный капитал, но проблема остается острой почти для полсотни из них.

— Но рынок большой, места всем хватит. Зачем регулятору нужно давить на целую группу банков?

— Не зачем, а почему. Давайте разберемся вначале, что происходит. Целой группе банков по формальным причинам (если уровень регулятивного капитала ниже 120 млн. грн. — В. Б.) запрещается привлекать депозиты населения. По существу им запрещается и кредитовать. Но при этом требуется, чтобы они наращивали прибыли и капитал. Или такой нюанс. Допустим, ваш банк сегодня имеет регулятивный капитал 120 млн. грн., но завтра он уменьшит свои прибыли, и капитал упал. Автоматически вы должны не принимать депозиты сверх уровня, который у вас был, когда регулятивный капитал опустился ниже 120 млн. грн.

Парадоксальна сама попытка влиять на банки через показатель регулятивного капитала. Такого термина нет в цивилизованном банковском мире. Система требований к банковскому бизнесу Базель оперирует такими понятиями, как достаточность, адекватность капитала, уставной (начальный) капитал.

Фактически понятие «регулятивный капитал» и попытки через него влиять на банки нам в головы вложили иностранные финансовые институции в середине 1990-х гг. А мы и проглотили. Вместо того, чтобы сказать: ты зашел на рынок с определенной суммой капитала — хорошо, работай. Повышаем требования для входа на рынок? Работай, но не опускайся по капиталу ниже определенного уровня. Именно такой подход в Европе. Не так давно там было требование к минимальному уставному капиталу банка 3 млн. евро. Потом его подняли до 5 млн. евро. Банки же, которые работали на 3 млн., остались, но с требованием, чтобы их капитал не уменьшался в сравнении с показателем на определенную дату. Принцип простой — не имеешь права проседать, должен расти.

На Западе ключевое значение имеет показатель адекватности капитала — соотношение капитала к активам, взвешенным на риски. У нас требование к адекватности — 10% (в Европе — 8%). А по факту у банков IV группы этот показатель составляет около 20%, что говорит об их надежности (см. график 3). Зачем ему еще наращивать капитал (чего, собственно, и требует НБУ в постановлении № 273)? Чтобы эффективность падала? Обидно, но иностранные «учителя» просто ввели нас в заблуждение в свое время, и мы никак не можем от этого избавиться.

В следующих номерах «2000» читайте дискуссию банкиров и ученых о том, правильный ли путь избрала украинская власть, решив влить миллиарды бюджетных гривен в крупные банки, которые оказались на грани банкротства. Также вы прочтете о преимуществах и недостатках пользования услугами разных банков в зависимости от их размера.

Источник

Посты по теме:


Как раздувался и лопнул украинский финансовый пузырь

@темы: активы, банки Украины, бизнес-кредитование, депозиты, капитализация, кредиты физлиц

11:50 

Желающих получить кредит банкиры отфильтровывают на первоначальном этапе

Наученные горьким опытом работы в кризисных условиях и с большим объемом проблемных кредитов, сегодня финучреждения не спешат выдавать свои средства налево и направо. Финучреждения стали еще более придирчиво рассматривать кредитные заявки, большинство которых отсеивается еще на стадии первичной обработки.

Если клиент смог на первичном этапе убедить банкиров, что по своему кредиту он будет исправно оплачивать проценты и безукоризненно его обслуживать — это 50-60% успеха получить у банка взаймы.

Читать полностью

@темы: В_Б, банки Украины, бизнес-кредитование, кредит, кредиты, кредиты физлиц, экономика

Зеркало блога Владимира Беляминова belvol.livejournal.com

главная