• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: грузия (список заголовков)
22:51 

В парламенте Грузии покажут фильм о трагедии немецкого народа из цикла «Оккупация»

Сегодня [13.05.2011 г., примечение]в парламенте Грузии состоится показ документального фильма «Немецкая трагедия», посвященного «геноциду» немецкого народа со стороны СССР, сообщает информагентство «Медианьюс».

Фильм снят в рамках проекта «Оккупация». Его премьера состоится на заседании Временной комиссии по восстановлению территориальной целостности, по инициативе которой осуществляется данный проект.

Как заявил руководитель Временной комиссии по восстановлению территориальной целостности Шота Малашхия, всего снято 22 документальных фильма. В них показано, как Россия «осуществила оккупацию и геноцид в других странах». Фильмы были сняты в 15 различных странах и предназначены для грузинского общества, хотя их продемонстрируют и в тех странах, где проходили съемки. Проект «Оккупация» был осуществлен по инициативе Временной комиссии по восстановлению территориальной целостности и министерств иностранных дел и культуры и охраны памятников Грузии. В подготовке фильмов принимали участие Фонд президента Михаила Саакашвили, МИД Грузии и Министерство культуры.

Напомним, что ранее глава комиссии Шота Малашхия сообщал, что всего в рамках цикла «Оккупация» снимут 15 документальных фильмов антироссийского содержания. По его словам, они будут отражать «все фашистские и коммунистические оккупационные периоды».

Бред отсюда

Ремарка:

Вот к такому и пытался подвести Ющенко Украину — голодоморы, II мировая и украинцы, Украина жертва войны, отмена Дня Победы, день скорби и покаяния-примирения, воины УПА-ветераны — одним словом вся та гадость, которую принес на Украину фашистский режим «майдана».

Не вышло за*рать мозг украинцам, у которых на Великой Отечественной сложил голову каждый шестой, страна, которая около 3 лет жила в состоянии немецкой оккупации. Бандеровцы и ющенко, фашизм и майданы, галицкий сепаратизм и «свидомость» — все это пудра на мозги украинцам, не имеющим своего реального мышления. Кто может мыслить — тот идет против этого бреда.
 


@темы: Великая отечественная война, Грузия, СССР, Украина, украинцы

19:29 

Жестокая правда грузинской сказки

Всем сказкам когда-то суждено прийти к концу.
Всякому режиму, в том числе и распиаренному как «чудо от Саакашвили» — быть осужденными и реальной точки зрения.

Коррупция Грузия победила. В начальных сегментах. Однако, коррупционная пирамида переместилась вверх, сделав страну с развитой коррупционной системой внутри самой власти. Об этом интересная статья via [info]varjag_2007 . О грузинском экономическом «чуде» я уже писал в статье Откуда у Грузии деньги на столько демократии?.
 
Гонка вооружений, шпионские скандалы, поддержка террористических движений — это не реалии времен «холодной войны». Это сегодняшний день Кавказа, омраченный противостоянием Грузии и России. В том, что ситуация в регионе продолжает оставаться взрывоопасной, убеждает интервью одного из лидеров грузинской оппозиции Ираклия Окруашвили (экс-генпрокурора, экс-министра обороны, экс-министра внутренних дел)


— Ираклий, в Украину поступает противоречивая информация о событиях в Грузии, в частности о нынешней ситуации в стране. Говорят, что в государстве благодаря Саакашвили уже практически воцарился рай. Валерия Новодворская даже статью написала под названием «Грузинская сказка». Да и в украинских СМИ в последнее время все чаще появляется информация о том, что Саакашвили удалось победить коррупцию. Насколько это соответствует действительности? Помнится, в 2000—2001 гг. на посту замминистра юстиции вы тоже пытались бороться с коррупцией. Можно ли ее победить или она бессмертна?
— Я постараюсь быть объективным в оценке событий, но прежде выскажу субъективное мнение. На мой взгляд, то, что нынешняя грузинская власть строит для Запада, особенно для Запада, — это виртуальная страна, которая очень далека от реальности. И реальные события, реальное положение — в смысле прав человека, развития бизнеса, коррупции — в Грузии совсем иное, чем то, что подается Западу, Украине, Европе, России.
 
Да, действующая власть победила коррупцию. Я могу это подтвердить. Но коррупцию она победила на нижнем уровне, перекрыв абсолютно все каналы снизу, и коррупция мигрировала наверх. То есть построена коррупционная пирамида, характерная для развивающихся стран. Если вам понадобится получить паспорт, какой-то иной документ или решить какую-то свою проблему через госучреждение, взятки никто не потребует. Но абсолютно невозможно победить ни в одном тендере, объявленном государством, если речь идет о сумме свыше 100 тыс. долл., без согласия чиновников высшего звена. Невозможно получить подряд либо заказ от государства, не имея соответствующего положения или связей внутри властных структур.
Каждый день я слышу о том, что кого-то арестовали, посадили, он отсидел полтора — два месяца, заплатил — и вышел на свободу. Это стало обыденным явлением.
— Вы хотите сказать, что Саакашвили запустил серьезную репрессивную машину?
— Да, это очевидно даже для тех людей, которые на неделю приезжают в Грузию. У тех грузин, кто давно иммигрировал и живет в Европе или других странах, создается впечатление, что у нас рай: прилетев на родину, они видят шикарный аэропорт, проспект Руставели, изменивший свой облик, город, где электричество есть 24 часа в сутки. Это кажется раем. Но лишь на первый взгляд. В стране с населением не более 3,5 млн. чел. (а за 20 последних лет оно заметно сократилось) в тюрьмах содержится 25 тыс. граждан. Думаю, такая статистика не может не встревожить здравомыслящих людей.
— Выходит, что позитив, о котором восторженно пишут украинские СМИ, это всего лишь красивая обертка?
— Именно так. На пиар-кампании, на лоббистов, нанимаемых в Европе, тратится много денег. Лоббистов нанимают даже в России. И, само собой, в Штатах. Десятки миллионов долларов идут на то, чтобы обеспечить нынешним руководителям страны образ демократов и реформаторов.
— То есть Саакашвили показал себя отличным пиар-менеджером...
— Думаю, да. После войны 2008 г. он приложил очень много усилий для своей реабилитации. И реабилитировал себя, победив русских в этой борьбе.

Главная ошибка Саакашвили

— У нас есть такая поговорка: от любви до ненависти один шаг. С Михаилом Саакашвили вы, фактически вторая фигура в государстве, были соратниками и, если не ошибаюсь, близкими друзьями. Что случилось? В какой момент между вами пробежала черная кошка? И кто в этом виноват — вы или он?
—  Ничего личного. Я всегда возражал против того, что, как мне казалось, мешает развитию страны. Нынешняя ситуация — не то, о чем мы говорили до «революции роз». До того, как пришли во власть. После смерти Жвании Саакашвили почувствовал, что перед ним — абсолютная власть. Та власть, о которой он мечтал, а он обожает полный комфорт внутри власти. Рядом с президентом не осталось ни одного человека, способного сказать ему, что это не черное, а белое. На то, чтобы создать виртуальную реальность, которая продается на Запад, работает очень мощная репрессивная машина. Какие бы соцопросы в Грузии ни проводились, вы всегда увидите, что доверие к власти больше 60 или 70%. Но это абсолютно нереальный показатель. Пройдитесь по улицам, пообщайтесь с близким кругом людей, если таковые в Грузии у вас имеются, и они нарисуют абсолютно иную картину.
— Ираклий, если я правильно поняла, конфликта с президентом у вас не было. Просто напряжение шло по нарастающей.
— Да, после 2005 г. возникло напряжение, были разногласия во взглядах. Я, допустим, склонялся к тому, что обществу не нужна столь мощная репрессивная машина, а он говорил: «будут бояться — будут уважать». Это не мой стиль. Если тебя не уважают, не будут уважать ни при каких условиях.
— Саакашвили назвал вас когда-то своей самой большой ошибкой. В чем, на ваш взгляд, самая большая ошибка Михаила — в том, что он не прошел испытание властью?
— Мне кажется, каждый человек в какой-то мере портится, когда находится во власти. Особенно если имеет полную и неограниченную власть. Но с Саакашвили это произошло, наверное, по максимуму. Думаю, самая большая его ошибка — то, что он не воспринимает критику. Он любит получать именно ту информацию, которую ему хочется слышать.
— Михаила Саакашвили по-прежнему серьезно поддерживает Белый дом или интерес США к нему в последнее время поугас?
— Штаты прагматично смотрят на ситуацию в Грузии. Лично я всегда заблуждался, думая, что они поддерживают демократию. Они поддерживают стабильность. Стабильность любой ценой. А будет у власти Саакашвили или кто-нибудь другой — для Белого дома это не имеет значения. Пока Саакашвили обеспечивает США стопроцентный комфорт, они будут его поддерживать, что бы он ни делал внутри страны. Возьмем, к примеру, свободу медиа. Саакашвили отобрал одну большую телекомпанию у одного владельца, отобрал другую телекомпанию у другого владельца, и никто на Западе на это не отреагировал.
— Вы хотите сказать, что Михаил Саакашвили все-таки самостоятельный игрок, а не марионетка, которой управляют из-за океана, как у нас принято считать?
— Нет. И мы очень скоро увидим это. Все будет очевидно, когда после окончания своего второго срока он попытается пересесть в кресло премьер-министра.
— Вы когда-то заявили, что Саакашвили за годы своего президентства нажил миллиарды долларов. Можете назвать источники его доходов?
— По результатам соцопроса, проведенного недавно одним более-менее респектабельным медиадомом, самым богатым грузинским политиком был назван Саакашвили. Примерно 70% опрошенных высказали такое мнение. В грузинском бизнесе не осталось ни одной крупной структуры, которую не контролировал бы президент или его семья. Самую активную роль в этой сфере играет дядя президента — брат матери. Президент получает огромные доходы.

"Мне не оставили выбора«

— Давайте вспомним 2005 год. 25 сентября, если не ошибаюсь, телеканал «Имеди» показал ваше заявление...
— Это было в 2007-м.
—...в котором вы обвинили Саакашвили в попытке покушения на Бадри. Потом вы заявили о том, что он причастен к смерти Жвании. А позже обвинили президента в коррупции и сообщили, что он готовит секретную операцию по возвращению Южной Осетии в состав Грузии. Это очень серьезные обвинения. Вы по сути бросили ему перчатку. Что вас заставило поставить себя и своих близких под удар, поступить именно так, а не иначе?
— Я вышел из правительства в середине ноября 2006-го. В течение 9–10 месяцев я не появлялся на публике, не делал никаких публичных заявлений, спокойно работал дома, наблюдал за действиями президента. И если бы все вернулось в нормальное русло и страна начала нормально развиваться, я бы, наверное, никогда не сделал того, что сделал в сентябре 2007 г. Мне казалось, что я очень заблуждался. Я ушел из правительства, не создавая никаких проблем президенту. Я дал ему шанс измениться, свернуть на правильный путь.
Но ничего не изменилось. У меня не оставалось выбора. Я поступил так, как поступил, несмотря на последствия. И отлично знал, что последствия будут. Но та грязь, которая была поднята на поверхность после моего перехода в оппозицию, наверное, была очень продуктивной и для страны, и для общества. Ведь на все, что происходило после этого, общество смотрело другими глазами. 7 ноября 2007 г. президент расправился с людьми на демонстрации абсолютно неприемлемыми методами. А в январе 2008-го в принципе проиграл президентские выборы. И только личная поддержка, личное заявление Буша помогли Саакашвили как-то легитимизировать проигрыш. Проигрыш парламентских выборов в мае 2008-го был концом. В августе он принял решение начать военные действия в Цхинвале. Понял, что уже не так силен и популярен в обществе. После всех этих глупостей, которые он делал в течение восьми месяцев, после проигрыша на выборах ему оставалось сделать только то, что он сделал. В этой войне он надеялся выиграть, но это было глупо.
 
— Как отреагировал президент на ваше заявления в телеэфире? Он вам звонил, пытался найти взаимопонимание?
— Два дня он прятался в Париже. Я даже знаю местечко, где принималось решение о моем аресте. В течение двух дней он не делал никаких заявлений. Но после возвращения в страну, а Грузия кипела после моего выступления, он попытался откреститься от всего. Он проигнорировал мое заявление.
— То есть не выходил на связь с вами?
— Не выходил.
— Правда ли, что спустя какое-то время президент предложил вам пост премьер-министра? Было такое?
— Это было в апреле 2007-го. Когда мне сделали такое предложение, я задал встречный вопрос: а кто будет в команде? Те же люди, которые создают тебе вот эту виртуальную реальность и не дают видеть, что реально происходит в стране? Он сказал: «Да». Но с этой командой я не буду работать.
— Правда ли, что в операции по вашему аресту участвовали сто полицейских?
— Даже чуть больше.
— Как это происходило?
— Мне не хочется об этом вспоминать, но все шло к тому. 12 моих друзей на тот момент были арестованы. На многих моих соратников, допрашивая их в полиции, старались повлиять. В операции была задействована вся государственная машина — от спецслужб до обычной полиции.
— Вы знали, что вас арестуют?
— Я это допускал. Мне говорили, что лучше покинуть страну, и тогда никаких проблем у меня не будет. Но я сделал то, что считал своим гражданским долгом.
— Вас задержали корректно?
— Я бы так не сказал. Меня тогда считали врагом номер один. А репрессивная машина в Грузии построена идеально. Это не правоохранительная, а чисто полицейская система, которая защищает конкретный режим, поддерживает одну конкретную политическую партию. Построенная по воле Саакашвили, она способна выполнять только его волю.
— Когда вы бросили открытый вызов президенту, вас поддерживали не только в Грузии, но и в Украине, и в России. Чего вы боялись?
— Именно этой поддержки.
— Я помню ваши выступления. Многие мои знакомые говорили тогда, что в Грузии наконец появился лидер — молодой, красивый, харизматичный, талантливый, способный повести народ на баррикады и сломить ситуацию. Но через несколько дней последовало другое ваше заявление. Заявление сломленного, раскаявшегося человека. Что произошло?
— Время, когда я смогу об этом говорить, еще придет. Сейчас не тот момент.
— Вам угрожали?
— Мне не оставили выбора... Я знаю, в чем моя ошибка. И не буду себя оправдывать.
— Могу допустить, что речь шла не о вашей политической карьере и даже не о вашей судьбе, а о судьбе ваших близких, родителей.
— Когда придет время, я расскажу.

"Моя амбиция — победить режим«

— Месяц назад вы создали Грузинскую партию. Каковы ее программные цели? Расскажите, пожалуйста, подробнее. И как вы собираетесь бороться с режимом Саакашвили?
— В последние три года оппозиция допустила очень много ошибок. То, что было начато мной, ту волну, которая поднялась после моего выступления, большая часть оппозиционеров, по сути 90%, постаралась использовать в личных целях. В мае 2009-го, когда почти 100 тыс. чел. вышли на улицы с требованием отставки президента, оппозиция не сумела направить народное возмущение в нужное русло. Ее ошибки довели народ до такого пессимизма, что теперь потребуются невероятные усилия, чтобы вывести на улицу даже 5–10 тыс. чел. На сегодня это максимум доверия народа к оппозиции.
Три года я почти бездействовал, особенно тогда, когда был от Грузии на расстоянии в несколько тысяч километров. Когда абсолютно все телеканалы для вас закрыты, приходится общаться с народом виртуально. Мне не давали выступать. Единственное, что я делал в течение этих трех лет, — старался построить доверительные отношения между политическими группами, способными бороться против режима. Нам это удалось, мы собрали неординарную команду. С нами Леван Гачечеладзе, бывший участник президентской гонки, который в принципе победил на выборах президента, но у него отняли эту победу. Это очень популярный, профессиональный и честный человек, бывший правозащитник. Эрос Кинцмаришвили, один из тех талантливейших людей, которые создали самую большую медиаимперию Грузии, тоже в нашей команде.
Нам удалось объединить много разных людей, отбросить амбиции, которые мешали чистоте политических отношений. Мы смогли договориться. И мы себе не простим, если упустим последний шанс, последнюю возможность как-то повлиять на ситуацию и все исправить.
— А вы не боитесь, что результатом объединения разных сил будет ситуативный союз, который может привести (как это было в Украине) к тому, что, добившись власти, каждый станет выполнять то, что он задумал? Как лебедь, рак и щука — тянуть в свою сторону.
— По всем направлениям для любого варианта развития ситуации мы создали универсальную схему взаимодействия, которая поможет нам нейтрализовать любую проблему внутри партии. Мы все в свое время были во власти и знаем, что может случиться. Нам известно, что люди, пришедшие во власть, иногда кардинально меняются. И, учитывая свой опыт, мы достигли неофициальной договоренности по многим вопросам. Это не позволит нам радикально измениться, если мы окажемся у власти.
Вернуться во власть, оказаться на каком-то посту через некоторое время — у меня таких амбиций нет. Моя амбиция — победить этот режим, изменить ситуацию в стране, вернуться на родину. Наша цель — убрать Саакашвили из власти. И мне абсолютно безразлично, кто и как расценит мои слова. Если мы не сделаем этого, они останутся у власти на 30–40 лет.
— То есть вы стремитесь консолидировать оппозицию в мощный кулак, который ударит по режиму Саакашвили, и уверены, что это получится?
— Да.
— Но президент Грузии — мастер раскалывать оппозицию.
— Мы знаем это. Но той команды, которую мы сумели собрать, думаю, достаточно для того, чтобы построить очень сильную партийную машину, способную эффективно бороться против режима. Мы хотели видеть в нашей команде и других наших коллег из оппозиции, но они отказались. Не смогли совладать с амбициями.
— Ираклий, так случилось, что из аэропорта в отель нас везли грузины. Они сказали, что бывают в Грузии по нескольку раз в году, но возвращаться домой не собираются. А режим Саакашвили, по их мнению, — это колосс на глиняных ногах, который вот-вот рухнет, потому что недовольство в обществе слишком велико. Насколько взрывоопасна ситуация?
— Очень.
— И возможна ли в Грузии настоящая революция, с оружием в руках, а не «бархатная»? Такое может случиться?
— Взрыв в Грузии пока не случился. Но только потому, что там нет никого, кто возглавил бы протест. Нет политической группы, способной направить массовое недовольство против режима. Люди никому не доверяют. Это очень логично, потому что политики, выводившие на митинги людей по три-четыре раза в год, исчерпали лимит доверия — давали обещания, но ничего не делали.
— Давайте вернемся к программным целям вашей партии. Одна из главных, если не ошибаюсь, — улучшение взаимоотношений с Россией. А ведь еще не забыты ваши недружелюбные и даже дерзкие высказывания в адрес Российской Федерации. Что заставило вас повернуться лицом к России?
— Война 2008 г. Мы оказались в очень глупом положении: нас подтолкнули к войне и не помогли. Нас натравливали на россиян. А после войны мы получили гуманитарную помощь: один корабль с питьевой водой, другой — с бумагой. И больше ничего. Это заставило всех посмотреть на ситуацию с другой стороны.
Наша политическая команда не в силах улучшить отношения с Россией, особенно если мы в оппозиции. Укрепить межгосударственные отношения способна только власть обеих стран. Но укротить антироссийскую кампанию, которая сейчас ведется в Грузии, мы можем. Есть люди, которые учатся на чужих ошибках. Нам пришлось учиться на своих.
— Как ваша партия намерена решать проблемы территориальной целостности?
— После событий 2008 г. мы очень отдалились от решения этой проблемы. Очень. Мне кажется, что теперь для этого понадобится не год и не пять, а несколько десятков лет. Возможно, проблему решит уже следующее поколение политиков. Но если мы не создадим основу для этого решения, не начнем закладывать камни в его фундамент, мы не приблизимся к цели даже через десять лет. Нужно разработать долгосрочную программу по этому вопросу. И двигаться в этом направлении не в одностороннем порядке, а вместе с другими участниками процесса, в частности с абхазами и осетинами.
Приоритетная цель нашей программы — разрушение репрессивной системы, созданной Саакашвили. И я сделаю все, что в моих силах, чтобы победить этот режим.
— Но разрушить старую систему без репрессий тех, кто ее создавал, невозможно. Я говорю не о мести, а о справедливом возмездии. Как вы собираетесь поступить с президентом?
— Мы дадим всем возможность оправдать себя перед судом. Что делать с людьми, по вине которых страна потеряла пятую часть территории, должно решить общество. Мы понимаем, что Россия за день, за два года, какие бы отношения мы с ней ни построили, не сумеет дезавуировать свое решение по этому вопросу. Нам придется приложить к этому максимум усилий.

Слабое звено России

— Мы подошли к очень серьезной теме — к поддержке официальной Грузией международного терроризма. В конце января — начале февраля в Грузии состоялся съезд чеченских боевиков. Михаил Саакашвили знал об этом, но одобрил мероприятие. Ваша оценка ситуации.
— Поддержкой терроризма это можно считать с преувеличением. Но ни для кого не секрет, что Россия для действующей власти — враг номер один. Северный Кавказ — слабое звено России. Это знают и на Западе, и в Соединенных Штатах. В начале 2004 г., когда Саакашвили прибыл с первым официальным визитом в Москву, я был рядом с ним. Путин, тогдашний российский президент, сообщил, что наш бывший генеральный консул в Трабзоне раздавал чеченцам грузинские визы, чтобы те смогли по грузинской территории попасть в Россию или в Азербайджан. Путин попросил Саакашвили разобраться в этой ситуации. Это было новостью для нас: мы только пришли к власти, после «революции роз» прошло не больше трех месяцев. После встречи в Кремле Саакашвили сказал, что нужно обратить внимание на этого консула. И через месяц-полтора этого человека перевели консулом в Египет, то есть в Мекку для боевиков, которые направлялись на Северный Кавказ.
— Это решение повысило статус того консула в МИДе, позволив ему заниматься аналогичной деятельностью в арабском мире?
— Да, ему отдали должное. Нынешнее решение грузинских властей об односторонней отмене визового режима только для жителей Северного Кавказа имеет непосредственное отношение к той давней просьбе российского президента. Что это значит? Допустим, на человека, который живет во Владикавказе, в Беслане или в Грозном и хочет перейти через грузинскую территорию, чтобы чем-то поторговать и вернуться обратно, это решение не распространяется. Оно касается тех, кто живет в Сирии, Турции, Египте и стремится попасть через Грузию в Россию, на Северный Кавказ. Были случаи, когда принимались решения дать «коридор» определенным лицам. Со стороны Северного Кавказа они направлялись в Турцию или другие страны через Грузию. Если не ошибаюсь, один из них — Ачмез Гочияев. Известно, что МВД по решению министра внутренних дел Грузии подготовило на своих секретных базах несколько десятков человек, преимущественно ингушей.
— Ачмез Гочияев, как утверждает российская сторона, скрывается на территории Грузии и якобы причастен к взрыву домов в Москве. Вы можете это подтвердить?
— Сейчас я далек от внутренней информации и не могу это подтвердить. Скажу только, что ему дважды предоставляли «коридор», и если не ошибаюсь, это было в конце 2005-го — начале 2006-го. Там был еще один человек — Магаяев, достаточно серьезная в тех кругах фигура.
—  Безвизовый режим для жителей северокавказских республик, в том числе создание северокавказского канала, очевидно, лишь верхушка кавказской игры Саакашвили против Российской Федерации. А что вам известно о «подводной» ее части?
— Теперь мы можем коснуться темы: марионетка Саакашвили или самостоятельная фигура? Я думаю, он сам по себе игрок и старается продать свои «наработки» кому-то на Западе. Очевидно, есть люди, которые похвалят Саакашвили за подобные действия. Особенно в Штатах. Когда я работал в его команде, всегда был противником этого. Саакашвили же старался показать, как он борется со злом. И под этим злом подразумевалась Россия.
— Значит, можно сделать вывод, что Грузия Саакашвили стала основной «тыловой базой» и транспортным коридором для исламских боевиков, действующих на Северном Кавказе?
— Думаю, да.
— Вы понимаете, насколько серьезно это обвинение?
— Конечно. Полагаю, попасть на Северный Кавказ людям с другой стороны удобнее всего через Грузию. Я охотился в тех местах, о которых мы говорим. Оттуда за полтора дня можно перебраться куда нужно.
—  Получал ли Саакашвили финансовую «благодарность» от арабских исламистов за помощь их «братьям по вере» на Северном Кавказе? Известны вам такие факты?
— Мне это неизвестно, но были случаи, когда ставился вопрос об участии наших банков в «отмывании» денег, которые нужно было отправить на ту сторону. Но как решался этот вопрос, я не знаю.
— Саакашвили получал какую-то мзду за свои действия?
— Думаю, что вовлечение в эту игру, допустим, Березовского и финансирование с его стороны, скажем, первого кавказского канала дает возможность предположить, что это сложная комбинация. Там что-то еще может происходить.
— Ираклий, правда ли, что международная экономическая помощь в размере $5 млрд., выделенная Грузии после вооруженного конфликта с Россией в 2008 г., отчасти спасла режим Саакашвили от экономического краха?
— Да.
— Срок действия этой программы подходит к концу, а экономическая ситуация в Грузии сложная. На ваш взгляд, нет ли опасности, что Саакашвили в ближайшее время спровоцирует новый вооруженный конфликт с Россией, дабы избежать экономического краха, то есть будет действовать по принципу: война все спишет?
— Не думаю, что он дойдет до войны, но всегда будет держать напряжение на том уровне, который поможет получить взамен какую-то помощь. Но даже не получая помощи, он всегда найдет деньги на содержание репрессивной машины. Для него это бизнес, а не идеология.

Игра, в которой нельзя оставлять улики

—  Если Саакашвили все же спровоцирует новый кризис на Кавказе, как поведут себя державы, которые, как считают аналитики, в какой-то мере влияют на президента Грузии и финансируют его?
— Нас всегда подталкивали к конфликту, но предупреждали: «ребята, вы останетесь одни», то есть без партнеров и без союзников в Европе. Правда, никто от Европы большой помощи и не ожидал. Если президент опять сделает глупость, общество его не поймет.
— В Грузии работают израильские и американские специалисты, осуществляющие подготовку разведывательных подразделений грузинских вооруженных сил. Можно ли предположить, что параллельно они готовят боевиков для северокавказских «незаконных вооруженных формирований», ведь израильтянам и американцам отличить грузин от чеченцев и прочих «лиц кавказской национальности» практически невозможно. Не использует ли режим Саакашвили инструкторов по спецоперациям из США и Израиля в своей игре на Кавказе «втемную»?
— Ничего об этом я не знаю. Но совсем не обязательно приглашать инструкторов из Израиля или из Америки, когда и своих специалистов хватает.
— После августовской войны Грузия продолжает активные закупки вооружений для своей армии, включая такие «лакомые» для любой террористической группировки системы, как ПЗРК (переносные зенитные ракетные комплексы), ПТРК (переносные противотанковые ракетные комплексы), системы ночного видения, гранатометы различных систем, снайперские винтовки, противотанковые и противопехотные мины, средства радиоэлектронной разведки. Насколько реально, что часть этих вооружений попадет в руки севорокавказских «повстанцев», а через них их получит «Аль-Каида» и родственные ей террористические группировки?
— Я не эксперт и не хочу оценивать ситуацию со стороны. Но в принципе я этого не допускаю. Это та игра, в которой нельзя оставлять улики.
— Ираклий, в Париже вы чувствуете себя в безопасности? Предпринимаете ли какие-то меры предосторожности?
— Не скажу, что я совсем не думаю о безопасности, но уделяю этому очень мало внимания. Хожу по улицам без охраны и ничего не боюсь.
— И все же очень жаль, что «грузинскому соколу» или, как вас называли, главному ястребу подрезали крылья. Не тесно ли вам в парижском изгнании?
— Очень тесно. Я никогда не смогу примириться с жизнью здесь, не зная, когда сумею вернуться домой. Но рано или поздно я это сделаю.
— Были ли попытки «достать» вас из Грузии?
— Нет. После судебного разбирательства, которое было организовано здесь по просьбе Грузии, нет, не было.
— Как вы думаете, Саакашвили считает вас «сбитым летчиком»? Или все же боится вас?
— Я общался с президентом во время войны 2008-го, я ему позвонил. Об этом он публично заявил на митинге, на котором было 10 тыс. чел. Я предлагал ему помощь, говорил, что это не только его война, это война моей страны, моего народа, и я считаю своим долгом быть в рядах сограждан. Такого испуганного голоса, как тогда у него был, я в жизни не слышал. Боится он меня или нет — это меня не волнует. Но я сделаю все для того, чтобы Саакашвили не задержался на своем посту. Конечно, я могу жить во Франции без всяких проблем, но последние три года заставили меня принять трудное, но твердое решение: или я сделаю то, что задумал, или страна погибнет. Может, это громко сказано, но это мой долг. Я люблю Грузию.
— Ираклий, политика, как показывает опыт, — это путь разочарований и горьких ошибок. Вам никогда не хотелось ее оставить?
— Никогда. Это мой выбор.

@темы: Грузия, геополитика, геоэкономика, экономика

19:22 

Как Украина при Ющенко торговала оружием с Грузией



Картинка кликабельна. Источник по ссылке.

@темы: Грузия, Украина, Ющенко

Зеркало блога Владимира Беляминова belvol.livejournal.com

главная